Как к нам добраться Абитуриенту Сведения об образовательной организации
Социологические науки

Ведущие ученые: д.ф.н., проф. И. М. Ильинский, д.с.н., проф. А. И. Ковалева, д.ф.н., проф. Вал. А. Луков, д.ф.н., проф. В. В. Выборнова, д.с.н., проф. Н. А. Селиверстова, д.с.н., проф. Б. Ф. Усманов, д.с.н. И.А.Полуэхтова, к.с.н. Л.О.Ромашова, д.э.н. В.А.Гневашева

1. Научное направление (Научная школа) «Социальная структура, социальные институты и процессы»

Базовое подразделение: Кафедра социологии, Центр социологии молодежи ИФПИ

2. Научное направление (Научная школа) «Социология культуры»

Базовое подразделение: Кафедра социологии

3. Научное направление (Научная школа) «Социология управления»

Базовое подразделение: Кафедра социологии

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

НАУЧНОЙ ШКОЛЫ СОЦИОЛОГИИ МОЛОДЕЖИ МОСКОВСКОГО ГУМАНИТАРНОГО

УНИВЕРСИТЕТА

В течение многих десятилетий АНО ВО «Московский гуманитарный университет» (ранее Высшая комсомольская школа при ЦК ВЛКСМ, Институт молодежи, Московская гуманитарно-социальная академия) является одним из ведущих научных и образовательных центров, обеспечивающих многоуровневую подготовку высококвалифицированных специалистов различного профиля для работы в системе государственного управления, сфере социальной и молодежной политики, в образовательных и общественных организациях, коммерческих структурах.

В вузе выполнялись крупные научные проекты, имеющие большое общественно-политическое значение. Среди них: подготовка проекта Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» (1987–1991), Федерального закона «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» (1995), Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (1998) и др. С 1993 года вуз выступал в качестве базовой организации для подготовки государственных докладов о положении молодежи в Российской Федерации, которые были опубликованы в 1993, 1995, 1996, 1998, 2000, 2002 годах. Все эти годы вуз вел по заказу государственных органов мониторинговые исследования «Молодежь России» по общероссийской выборке.

Результатом многолетней научно-исследовательской работы явилось становление научной школы по социологии молодежи, которая стала одной из ведущих российских социологических школ, разрабатывающих молодежную проблематику. Научная школа социологии молодежи Московского гуманитарного университета основывается на длительном развитии научного сообщества социологов, сложившегося в начале 1970-х годов и составлявшего ядро Научно-исследовательского центра при Высшей комсомольской школе (создан в 1976 г.) и разветвленной системы исследований проблем молодежи, координатором которых в масштабах страны был НИЦ[1]. Вклад НИЦ, его ведущих ученых во главе с директором Центра И. М. Ильинским в развитие социологических теорий молодежи, молодежного движения и выдвижение оригинальной теоретической концепции государственной молодежной политики в период работы над проектом Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» (1986–1991)[2] признается в России и за рубежом и осмысливается как фундамент одной из ведущих научных школ социологии молодежи.

Научная школа возникла как итог теоретического осмысления материалов обширных и систематических исследований проблем молодежи. Ее основу составляют теоретические концепции молодежи, молодежной политики, молодежного движения, социализации И. М. Ильинского, А. И. Ковалевой, Вал. А. Лукова. Приоритеты научной школы социологии молодежи МосГУ подтверждены публикациями крупных научных монографий, статей как в России, так и в более чем 20 зарубежных странах, а также статьями о научной школе, ее представителях и их трудах в энциклопедических изданиях — «Социологическая энциклопедия» (М., 2003), энциклопедическом словаре «Социология молодежи» (М., 2008), выпущенными Российской академией наук, и др.

С середины 1990-х годов важную роль в развитии научной школы по социологическим наукам МосГУ выполняла кафедра социологии, куда перешли работать ведущие ученые НИЦ. С этого времени усиливается внимание ученых университета к различным аспектам социальной структуры, институциональным изменениям (и особенно к процессу институционализации новых социальных практик), социокультурной проблематике, процессам в сфере социального управления (особенно к социально-проектной, социально-инновационной деятельности). Закрепилась роль МосГУ как ведущей научной организации в таких областях, как теория социализации, социология молодежной политики, социология детства, социальное проектирование, социальная инноватика и др. Хотя социологическая тематика, разрабатываемая в МосГУ, с этого времени значительно расширилась, в основных исследованиях доминанта молодежной проблематики не только сохранилась, но и приобрела новые черты как в теоретико-методологическом, так и в эмпирически-прикладном аспектах. Немалую роль в этом сыграли опубликованные участниками научной школы в издательстве Московского гуманитарного университета монографии и сборники научных трудов, а также статьи в созданном в 2004 году научном журнале МосГУ «Знание. Понимание. Умение», который с 2008 года входит в число изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации, в том числе в блок изданий по социологическим наукам.

Существенно также и то, что в период с 1991 по 2012 год (в течение 22 лет) в университете функционировал диссертационный совет по социологическим наукам. Диссертационный совет по защите кандидатских диссертаций по социологическим наукам функционировал в вузе на основании приказа Высшей аттестационной комиссии при Совете министров СССР от 16 апреля 1991 года №1570-в, по защите докторских диссертаций — на основании приказа Высшей аттестационной комиссии России от 21 июля 1994 года №307-в. За это время были подготовлены и защищены 19  докторских и 145 кандидатских диссертаций по социологическим наукам, в том числе 25 — преподавателями кафедры социологии (10 докторских — Д. Л. Агранат, М. В. Вдовина, Е. А. Гришина, В. Л. Доблаев, А. И. Ковалева, И. А. Полуэхтова, Н. А. Селиверстова, И. А. Сурина, С. Н. Щеглова и 16 кандидатских — Д. Л. Агранат, И. В. Воробьева, В. В. Воробьев, В. И. Горбачева, А. Г. Голова, Ч. И. Ильдарханова,             О. Я. Калачева, С. В. Луков, О. О. Намлинская, С. В. Овчинникова, Д. Ю. Овсянников, Н. А. Селиверстова, И. А. Сурина, Д. А. Тихомиров, К. И. Фальковская, С. Н. Щеглова) по специальностям 22.00.04 — социальная структура, социальные институты и процессы; 22.00.06 — социология культуры; 22.00.08 — социология управления. Диссертационный совет предъявлял высокие требования к качеству диссертаций. Он неоднократно выполнял поручения Экспертного совета ВАК при Минобрнауки РФ по дополнительному заключению по докторским диссертациям.

1.1. Теоретико-методологические концепции

В теоретико-методологическом плане научная школа выдвинула ряд концепций, на которых строится исследовательская практика и подготовка новых поколений исследователей-социологов в Московском гуманитарном университете. Основные положения этих концепций могут быть вкратце изложены следующим образом.

1. Гуманистическая концепция молодежи. Сформирована И. М. Ильинским в 1980–2010-е годы. Центральные положения концепции изложены им в обобщающем труде по итогам его почти тридцатилетних исследований «Молодежь и молодежная политика»[3], а также в ряде последующих публикаций[4]. Концепция включает восемь базовых положений[5]:

(1) Молодежь — это объективное общественное явление, выступающее всегда как большая специфическая возрастная подгруппа. Ключом к познанию природы молодежи является диалектика целого и части («молодежь — часть общества; молодежь — часть общества»). Специфические, обусловленные возрастом проблемы молодежи в любом обществе состоят в том, что (а) молодость тесно связана с идеей зависимости; (б) большая часть молодежи (учащиеся, студенты и т. п.) еще не включена в процесс производства и потому «живет в кредит»; (в) большинство молодых людей не обладает личной самостоятельностью в принятии решений, касающихся их жизни; (г) перед молодыми людьми стоит проблема выбора сферы трудовой деятельности, выбора профессии; (д) молодые люди решают проблему нравственного и духовного самоопределения; (е) они решают проблему брачного выбора и деторождения.

(2) Молодежь по природе двойственна: она — явление биологическое и социальное, что определяет связь ее психофизического и социального развития.

(3) Молодежь — явление конкретно-историческое. Это означает, что «число определений молодежи может быть равно числу конкретных обществ, каждое из которых выводится из общего определения молодежи и в то же время служит базой для конкретизации этого определения».

(4) Молодежь — это носитель огромного интеллектуального потенциала, особых способностей к творчеству.

(5) Молодежь одновременно объект и субъект социализации, что определяет ее социальный статус.

(6) Молодежь обретает субъектность по мере самоидентификации, самоосознания своих интересов, роста своей организованности.

(7) Молодежь — носитель процессов, которые развернутся в полную мощь в будущем.

(8) Молодежь — объект комплексных, междисциплинарных исследований, которые только в своей совокупности могут дать достаточно достоверную картину о ней.

Таким образом, в центр своей концепции И. М. Ильинский поставил идею субъектности молодежи. Проблема, показывает он, в том, что мир решительно меняется, идут процессы, которые не могут быть в достаточной мере осмыслены и тем более взяты под контроль старшим поколением. В этих условиях вопрос состоит не в том, чтобы поделиться субъектностью с молодежью, но опереться на субъектность молодежи, чтобы вытянуть целое — все общество, его настоящее и будущее. Это концептуальное переосмысление роли молодежи и молодежного движения в новых социальных и культурных условиях. Так понимаемая молодежная проблематика ставится И. М. Ильинским в контекст глобальных мировых проблем[6].

2. Концепция воспитания жизнеспособных поколений. Выдвинута И. М. Ильинским в 1995 году. Жизнеспособность нового поколения, по Ильинскому, — ответ на социальный распад общества, утерявшего ориентиры и стимулы к сохранению и развитию своих духовных оснований: «Жизнеспособность — это способность человека (поколения) выжить, не деградируя, в “жестких” и ухудшающихся условиях социальной и природной среды, развиться и духовно возвыситься, воспроизвести и воспитать потомство, не менее жизнеспособное в биологическом и социальном планах»[7]. Отсюда проистекает задача жизнеспособной личности — стать индивидуальностью, сформировать свои смысложизненные установки, самоутвердиться, реализовать свои задатки и творческие возможности, преобразуя при этом в своих интересах среду обитания, не разрушая и не уничтожая ее, утверждает И. М. Ильинский. Но это значит, что необходима высокая социальная активность личности и поколения, их готовность взять на себя ответственность за будущее общества. Концепция приобретает особую актуальность в условиях, когда проблема воспитания выдвинулась на передний край борьбы за национальную безопасность России, а развитие системы воспитания стало рассматриваться как стратегическая задача органов государственной власти и гражданского общества.

3. Концепция молодежной политики. Разработана И. М. Ильинским в 1986–1991 годах и впоследствии развита в ряде его трудов и выступлений. Молодежная политика им определена как «способ регулирования межпоколенческих отношений, управления процессом преемственности поколений и, стало быть, развития общества»[8]. Такой взгляд на молодежную политику был реализован в целой серии нормативных правовых актов, проекты которых готовились в НИЦ.

В работах последнего времени И. М. Ильинский подчеркивает: «Молодежная политика — это центральное звено политики национальной безопасности, берущей начало в настоящем и обращенной — от поколения к поколению — в далекое будущее»[9]. Концептуальная идея молодежной политики — государственной и общественной — этими новыми дополнениями обретает особую актуальность для нашего времени.

Многолетний опыт работы И. М. Ильинского и его коллег над концепцией молодежи и молодежной политики показывает, что работа эта не может проходить лишь в чисто академической манере и оцениваться по правилам построения научных теорий. Только в соединении с насущными задачами самореализации человека в его лучших свойствах и чертах, только в связи с осознанными действиями общества по сохранению себя в новых поколениях, восхождению через молодых к более высоким уровням социального развития имеет смысл разрабатывать теории молодежи и основные направления молодежной политики.

4. Концепция образовательной революции. Представлена И. М. Ильинским в 2002 году в одноименной книге и развита им в последующих работах по социологии образования[10]. Ведущими в концепции становятся утверждение о том, что конечная цель образования — понимание, и тезис об особой роли высшей школы в разрешении кризиса понимания, сформировавшегося в современную эпоху. По Ильинскому, развитие мышления до стадии понимания — это задача главным образом высшей школы. Выпускник высшей школы должен обрести в ходе обучения мыслящий рассудок, понимание происходящего в своей стране и в мире (отсюда берет начало социально-философская концепция Происходящего в трудах И. М. Ильинского), а также способность разумно осмысливать действительность в будущем, постигать смыслы событий и явлений.

В концептуальном плане это означает замену общепринятой формулы образовательной деятельности «знания-умения-навыки» на формулу «знание-понимание-умение» (т. н. формула Ильинского, как ее называют в научной литературе[11]), где центральный элемент связывается с пониманием, что и становится базовым основанием для оценки реформы институциональных конструкций образовательной системы.

5. Концепция социализационной нормы. Разработана в 1997 году А. И. Ковалевой. Социализационная норма определяется ею, во-первых, как результат успешной социализации, позволяющей индивидам воспроизводить социальные связи, общественные отношения и культурные ценности данного общества и обеспечивать их дальнейшее развитие; во-вторых, как многомерный эталон социализированности человека с учетом его возрастных и индивидуально-психологических характеристик; в-третьих, как устоявшаяся в обществе совокупность правил передачи социальных норм и культурных ценностей от поколения к поколению[12]. Социализационная норма выступает мерой социализированности индивида в соответствии с характеристиками социальности данного общества. Хотя социализационная норма тесно связана с нормой социальной, она не должна сводиться к последней. «Суть различия состоит в назначении той и другой нормы: для социальной нормы таким назначением является регуляция поведения индивида и группы, для социализационной — регуляция вместе с освоением нормы (адаптация к ней и ее интериоризация индивидом, как основного свойства, как differentia specifica). Цель регуляции — передача социальной нормы. Субъектно-объектная сторона регулирования определяется отношениями «передающий-усваивающий» («учитель-ученик»)»[13]. Выделение социализационной нормы продуктивно для исследования детей и молодежи, поскольку именно она (а не общая социальная норма) выстраивает каркас социального статуса человека в период детства и юности. Вероятно, социализационная норма действует и на следующих возрастных этапах, но ее значение там ограничено и ориентирующее значение и для личности, и для общества имеет преимущественно социальная норма. Столь же значима концепция социализационной нормы для более точной трактовки социального статуса молодых людей с ограниченными возможностями (имеющими отклонения в физическом и умственном развитии, неслышащими и др.), что показали исследования, проведенные под руководством и с участием А. И. Ковалевой[14]. В результате, например, удалось выявить ранее не осознававшиеся противоречия в социальном положении молодых людей с инвалидностью и в адресованных им образовательных программах.

6. Концепция социализационной траектории. Развита А. И. Ковалевой в работах 1999 года и последующих лет. Социализационная траектория, по Ковалевой, представляет собой специфическую для конкретного человека совокупность характеристик направленности, хода и результативности процесса его социализации. Социализационная траектория в таком случае выступает интегральным показателем характера социализации. Траекторная модель социализации индивида показывается А. И. Ковалевой в нескольких срезах — (1) влияние внешней среды, (2) субъектность и (3) диспозиция личности в процессе социализации. «Алгоритм построения социализационной траектории основывается не на статических состояниях, а на динамике процесса социализации с учетом пройденного индивидом этапа жизненного пути, причем основные характеристики измеряются во временном континууме»[15].

Работы А. И. Ковалевой и ее учеников позволили внести существенный вклад в развитие теории социализации в ее собственно социологическом аспекте. Это нашло отражение в ряде публикаций последнего времени[16]. В 2012 году А. И. Ковалева вместе с В. В. Богдановой, подготовившей под ее научным руководством и успешно защитившей кандидатскую диссертацию, представила концепцию социализационной траектории в монографии «Траектория социализации»[17].

7. Тезаурусный подход к социальным и культурным явлениям. Как общеметодологическая концепция применительно к гуманитарным наукам разработана в 1992–2014 годах Вал. А. Луковым и Вл. А. Луковым[18] и применена Вал. А. Луковым при обосновании оригинальных теоретических концепций молодежи, социализации, социального проектирования. Эти идеи были применены как теоретико-методологическое основание в работах докторантов и аспирантов МосГУ Д. Л. Аграната, М. В. Вдовиной, И. Г. Биченко, В. В.  Воробьева, А. В. Доскальчука, М. Я. Курганской, А. В. Лукова, С. В. Лукова, Ю. Е. Надточия, А. Г. Русановой, А. А. Ситникова, Д. А. Тихомирова, Е. А. Туринцевой и др.

Наиболее полное изложение тезаурусной концепции молодежи содержится в монографии Вал. А. Лукова «Теории молодежи: Междисциплинарный подход»[19]. Некоторые новые аспекты концепции нашли отражение в монографии Вал. А. Лукова, написанной в соавторстве с Э. К. Погорским[20]. Молодежь в рамках тезаурусной концепции трактуется как социальная группа, которую составляют (1) люди, осваивающие и присваивающие социальную субъектность, имеющие социальный статус молодых и являющиеся по самоидентификации молодыми, а также (2) распространенные в этой социальной группе тезаурусы и (3) выражающий и отражающий их символический и предметный мир. Тезаурусная концепция молодежи позволяет прояснить пути развития социальной субъектности молодежи и обнаружить ее противоречивые черты как в опредмеченной деятельности, так и в фактах самосознания, выполняющих важную регулятивную функцию.

Развитие тезаурусной концепции молодежи повлекло за собой разработку целого ряда фундаментальных категорий гуманитарных наук. Такова, в частности, категория социализации, в отношении которой выстроена следующая теоретическая гипотеза: (1) индивидуальные тезаурусы строятся в рамках социализационного процесса из элементов тезаурусных конструкций; (2) в обществе сосуществуют несколько тезаурусных конструкций с разной степенью актуальности (т. е. степенью распространенности, нормативности, формализации); соответственно, и на индивидуальном уровне возможно сосуществование нескольких тезаурусов и выстраивание тезауруса с подвижной иерархией элементов; (3) актуальность, актуализация и утеря актуальности тех или иных тезаурусных конструкций детерминированы объективными социальными процессами и субъективным определением ситуации (на различных уровнях социальной организации); (4) социализационные практики обеспечивают передачу и актуальных, и неактуальных тезаурусных конструкций, из которых строятся тезаурусы. Тезаурусный подход к социализации позволяет преодолеть некоторые противоречия социализационных теорий, он исходит из материалистического представления о социализации как процессе, имеющем своим основанием сложившиеся в обществе типы образа жизни. В то же время социализация в каждый данный исторический момент не является зависимой только от наличных условий бытия, от присущих данной эпохе образцов поведения и мышления и т. д. Кроме синхронии, есть еще и диахрония тезаурусных конструкций, и те или иные структуры могут переноситься сквозь века не непосредственно через каналы преемственности и смены поколений, но через сохранение, ретрансляцию и возрождение социокультурных кодов в их материализованной форме (тексты).

В области социального проектирования тезаурусный подход применен для обоснования субъектно-ориентиро­ванной концепции, согласно которой «социальное проектирование — это конструирование индивидом, группой или организацией действия, направленного на достижение социально значимой цели и локализованного по месту, времени и ресурсам»[21]. Этот подход к социальному проектированию признан в социологическом сообществе как один из ведущих[22].

Этот аспект теоретических концепций, ориентированных на тезаурусный подход как на методологию исследования, оказался продуктивен для анализа и проектирования государственной молодежной политики. Это, в частности, было подтверждено реализацией на базе Московского гуманитарного университета научного проекта, поддержанного РГНФ и осуществленного группой молодых ученых университета под руководством Вал. А. Лукова. Этот проект предусматривал анализ мер в сфере государственной молодежной политики, направленных на раскрытие инновационного потенциала молодежи[23].

8. Биосоциология молодежи. В начале 2010-х годов, основываясь на гуманитарной концепции молодежи И. М. Ильинского, концепциях социализационной нормы и социализационной траектории А. И. Ковалевой и развивая свои теоретические концепции молодежи, молодежного движения, социализации, социального и культурного проектирования, Вал. А. Луков выдвинул концепцию биосоциологии молодежи. Ее базовые положения опубликованы в ряде статей[24], а также в монографии «Биосоциология молодежи: теоретико-методологические основания»[25].

Под биосоциологией Вал. А. Луков понимает научную концепцию междисциплинарного характера, исходящую из неразрывной связи биологического и социального компонентов в жизни человека и человеческих сообществ (социальных общностей) и имеющую своим предметом те стороны социальной жизни, которые и на макроуровне, и на микроуровне человеческих взаимодействий непосредственно вытекают из биологической природы человека. Это в первую очередь вопросы гендера, возрастных различий, этнокультурной специфики, а также вопросы взаимодействия человека и человечества с искусственным миром, созданным ими и отчужденными от себя. Из этого, в частности, следует, что биосоциология — не альтернатива общесоциологическим теориям, она не содержит в себе парадигмального основания организации социологического знания. Ее место в современном гуманитарном знании определяется по той же модели, какая закрепилась в биоэтике.

На основе теоретико-методологической концепции биосоциологии могут быть выявлены и осмыслены возможные трансформации общества через накопление критической массы биологических и интеллектуальных сил (под воздействием факторов внешней среды обитания и вызванных искусственными средствами), а также социокультурных изменений в новых поколениях, что позволит также спрогнозировать с применением гуманитарной экспертизы изменения статуса-роли молодежи в обществе.

1.2. Основные научные проекты

На базе обозначенных основных концепций, а также других концептуальных разработок и идей, выдвинутых и обоснованных учеными МосГУ в области социологических наук, проведены исследования с широким применением как количественных, так и качественных методов, сформированы новые образовательные комплексы в таких новых областях социологического знания, как социальная ювенология, гендерология, социология рекламной деятельности, социокультурное проектирование, социальная инноватика и др.

Развитие Московского гуманитарного университета связано с кадровым укреплением в области социологических наук. Университет имеет лицензию и аккредитацию по направлению «Социология» (бакалавриат и магистратура). Аспирантура в Университете по социологическим наукам функционирует с 1987 года.

Кафедра социологии университета ведет разработку комплексных проблем молодежи, в которых активное участие принимают преподаватели, аспиранты, студенты вуза. Наиболее значимые результаты достигнуты в разработке проблем социального статуса молодежи, молодой семьи, особенностей социализации молодежи, социальной адаптации молодежи с ограниченными возможностями.

В Университете проводятся многочисленные научные мероприятия, в том числе международные и всероссийские научные конференции, круглые столы с участием известных ученых и политиков, издаются монографии, сборники научных статей.

Научная работа кафедры социологии, ИФПИ и других подразделений, ведущих социологические исследования, сконцентрирована на достижении большей результативности проектов, направленных на осмысление внутренних процессов в Московском гуманитарном университете. В этой связи эмпирические исследования проводятся на регулярной основе в студенческой среде и среди аспирантов. В режиме мониторинга проводятся с 2004 года исследования «Первокурсник Московского гуманитарного университета» и «Учебно-воспитательный процесс глазами студентов» (руководители А. И. Ковалева и Вал. А. Луков).

Ряд исследований студенчества имеют общероссийский масштаб. Так, с 2000 года под научным руководством И. М. Ильинского на базе университета проводился общероссийский мониторинг «Российский вуз глазами студентов» (мониторинг с 2004 года и до его завершения в 2009 году осуществлялся на базе ИФПИ, руководители проекта Вал. А. Луков, В. А. Гневашева), соответствующие материалы были представлены в публикациях и на научных конференциях[26].

Проблематика научной школы социологии молодежи МосГУ отражена в значительном числе научных проектов, поддержанных российскими научными фондами (РГНФ, РФФИ, Роснаука) и международными организациями (ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ и др.). Ряд социологических исследований выполнялся по заказу органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных учреждений, общественных объединений и других сторонних организаций. Для Правительства Москвы кафедрой социологии и ИФПИ были проведены мониторинговые исследования «Детское движение Москвы: состояние и перспективы развития» (2007, 2009), для ЮНИСЕФ — социологическое исследование «Дети улиц: состояние и проблемы» (2008–2009), для Всемирного Русского Народного Собора — экспертиза Доктрины «Молодежь России» (2008) и др.

При поддержке научных фондов осуществлены проекты по созданию и развитию электронного информационного портала «Русский интеллектуальный клуб» (руководитель И. М. Ильинский), созданию Информационно-исследовательского портала «Человеческий потенциал России» (руководитель Вал. А. Луков), проведению исследований «Социализация молодежи в военизированных организациях» (руководитель Д. Л. Агранат), «Диалог организационных культур в создании общеевропейского пространства высшего образования: реализация принципов Болонского процесса в международных образовательных программах с участием России» (руководитель С. В. Луков) и др.

В рамках поддержанного грантом РГНФ экспедиционного исследования «Социально-экономическая эффективность молодежной политики в условиях многополярного мира» (руководитель В. А. Гневашева) был проведен опрос студенческой молодежи во всех федеральных округах РФ. Объем выборки составил 2000 человек (выборка многоступенчатая, репрезентативная). Кроме того, был проведен экспертный опрос (экспертами выступили представители системы государственной власти разного уровня, общественные деятели и ученые, занимающиеся вопросами молодежной политики, а также представители молодежных организаций как Москвы, так и регионов). Целью исследования было выявление степени идентификации молодого поколения в возрасте 17–25 лет с государством как системой формирования правового поля и основой для развития гражданского общества. По итогам обработки полученных данных с использованием методов комплексного социологического и математического анализа были выявлены критерии оценки социально-экономической значимости проводимой молодежной политики и определены основные тенденции дальнейшего развития молодежной политики в России.

При поддержке РГНФ был осуществлен проект по созданию Информационно-исследовательской базы данных «Социология молодежи» (руководитель В. А. Гневашева). В базе данных фиксируются научные результаты эмпирических исследований Центра социологии молодежи Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ, которые, среди прочего, позволяют студентам, аспирантам, изучающим социологию, активно осваивать исследовательскую теорию и практику. Для исследователей проблем молодежи база данных имеет как информационное значение, так и значение коммуникационного средства для взаимодействия с международными сообществами ученых-молодежников. База данных была представлена на Международном социологическом конгрессе (Готенбург, Швеция, июль 2010), по итогам подготовки базы данных был подготовлен для публикаций.

Поддержанное РГНФ исследование «Социальная и национальная идентификация российской молодежи в условиях формирования многополярного мира: динамика с 1993 г.» (руководитель В. А. Гневашева) предусматривало систематизацию теоретических положений и эмпирических данных по тематике исследования, сравнительный анализ основных тематизмов изучаемого направления в отечественной и западной социологии, составление классификатора и др. По материалам исследования был подготовлен комплексный отчет на основе эмпирических исследований, осуществленных Центром социологии молодежи ИФПИ в 2001–2008 годах, проведен очередной этап мониторинга в российских вузах, эти данные сопоставлены с эмпирическими базами исследований, проведенных другими исследовательскими и общественными организациями по схожей тематике в России и за рубежом. Руководитель проекта принял участие в международных конференциях с докладами по теме исследования (Греция, Голландия, Испания, Швеция).

Ряд эмпирических исследований, проведенных кафедрой социологии, носил прикладной характер. Таковы, в частности, проведенные в 2007 году два этапа социологического исследования «Чтение классической литературы студентами московских вузов» (руководитель Н. А. Селиверстова), маркетинговое исследование по заказу ОАО «Молодая гвардия» «Учет потребительского поведения москвичей в возрасте 15–40 лет на книжном рынке в деятельности ОАО «Молодая гвардия» (руководитель А. И. Ковалева) и др.

В исследованиях социализации, проведенных под научным руководством А. И. Ковалевой, обоснована трактовка ценностных ориентаций, выявляющая неоднородность влияния общесистемных воздействий, к каковым относится социальная аномия, на элементы ценностной системы. Показано, что на социализацию современного российского студенчества воздействуют несколько дестабилизирующих факторов: а) аномия российского общества в целом, б) аномия, естественная для молодежи в силу возраста и возникающая в ходе вторичной социализации, в) аномия, свойственная высшему образованию как институту социализации в силу характера общественной потребности, обеспечиваемой им (создание и воспроизводство условий для социальной и профессиональной мобильности в краткие сроки). Сформулирован единый методологический аппарат для эмпирического изучения молодежи на основе применения тезаурусного подхода с использованием понятия «модель тезауруса». Разработан подход, который с помощью математической формализации предоставляет возможность переложения данных анкетного опроса во множество моделей тезаурусов для их последующего сравнительного и структурного анализа[27].

Из проектов последних лет для развития научной школы особое значение имеют два.

Первый — проект, выполненный в 2014–2015 годах по Государственному контракту № 09.028.12.0066 от 24.10.2014 года «Внедрение эффективных моделей организационно-методического обеспечения программ воспитания детей и молодежи, содействующих повышению их социальной активности и временной занятости, основанных на правовой грамотности и навыках самоуправления» (руководитель первого этапа Вал. А. Луков). На основе изучения опыта более 40 регионов были выделены соответствующие модели, в которых выявлена связь с задачами государственной молодежной политики. Успешно выполненный проект показал продуктивность концепций, сформированных в рамках научной школы, их применимость к современным условиям. Среди других результатов работы по проекту в 2015 году было подготовлено методическое пособие «Повышение социальной активности и временной занятости детей и молодежи на основании навыков самоуправления» для педагогических работников и руководителей общеобразовательных организаций, специалистов и руководителей органов, осуществляющих полномочия по работе с детьми и молодежью под общей редакцией Вал. А. Лукова. В составе авторского коллектива — В. А. Гневашева, Ч. К. Ламажаа, С. В. Луков.

Второй значимый для развития научной школы проект — электронная энциклопедия «Социология молодежи» (проект поддержан грантом РГНФ). Проект осуществляется в 2015–2016 годах группой сотрудников Московского гуманитарного университета (руководитель Вал. А. Луков, в составе участников проекта В. А. Гневашева, А. И. Ковалева, В. А. Лапшин, С. В. Луков, Н. А. Селиверстова) и опирается на подходы, разработанные научной школой социологии молодежи МосГУ. Теоретико-методологическим основанием данного проекта является тезаурусный подход, получающий в последнее время все более широкое признание в гуманитарных и социальных науках. Таким образом, проект замышлен как фундаментальное исследование молодежи, молодежного движения, молодежной политики с применением тезаурусного принципа построения энциклопедического электронного издания. Оно предоставляет широкий доступ к идеям, теоретическим разработкам, эмпирическим данным в сфере социологии молодежи и смежных областях научного знания как исследователей и практиков, занимающихся изучением и воспитанием молодежи, так и самой молодежи, включая молодых исследователей.

* * *

Сложившаяся еще в советское время научная школа социологии молодежи МосГУ хорошо известна научному сообществу исследовательскими работами в области молодежной проблематики. Все другие области социологического знания, представленные в работах социологов МосГУ, в конечном счете, связаны с этой доминантой научной школы. Ее наиболее значимые достижения непосредственно или опосредованно связаны с гуманистической концепцией молодежи И. М. Ильинского, охватывающей также концептуальные основы молодежной политики.

На новом этапе развития для научной школы МосГУ в области социологических наук плодотворными стали идеи, сформировавшиеся в рамках методологических сращений, включая и методологию тезаурусного подхода, дающего ориентиры для исследования таких вопросов социологии молодежи, как социализационная норма, социальная субъектность молодежи, инновационность новых поколений, биосоциология молодежи. Вероятно, в этих направлениях можно ожидать от научной школы МосГУ новых концептуальных решений и эмпирических исследований.

(А. И. Ковалева, В. А. Луков)



[1]        Обстоятельная характеристика этого этапа становления научной школы социологии молодежи МосГУ дана И. М. Ильинским. См.: Ильинский И. М. Беседы об истории Московского гуманитарного университета. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2009; Его же. Ради себя и «других», ради Будущего (беседа с Вал. А. Луковым и Н. В. Захаровым) // Знание. Понимание. Умение. 2011. № 2. С. 3–32.


[2]        Документы собраны в издании: Закон о молодежи : Документы и материалы по истории становления государственной молодежной политики в России : в 2 т. / сост. и авт. вступ. ст. И. М. Ильинский, Вал. А. Луков. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008.


[3]        См.: Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. М. : Голос, 2001.


[4]        См.: Ильинский И. М. Прошлое в настоящем. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011; Его же. Молодежь. Молодежная политика. Молодежная организация. М. : Терра, 2016, и др.


[5]        См.: Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. С. 108–120.


[6]        О гуманистической концепции молодежи И. М. Ильинского см.: Ковалева А. И., Луков В. А. Социология молодежи: Теоретические вопросы. М. : Социум, 1999; Луков В. А. Ильинский: гуманистическая концепция молодежи // Знание. Понимание. Умение. 2006. № 2. С. 48–59; Его же. Игорь Михайлович Ильинский: вклад в науку // Знание. Понимание. Умение. 2006. № 3. С. 6–13; Его же. И. М. Ильинский о молодежи и молодежной политике // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 5. С. 158–172; Его же. Ильинский Игорь Михайлович о проблемах молодежи и молодежной политики // Youth World Politic. 2013. № 2. С. 107–111; Его же. Научная школа Московского гуманитарного университета по социологическим наукам: концепции и исследования молодежи // Научные труды Московского гуманитарного университета. 2014. № 10. С. 5–22.


[7]        Молодежь России: воспитание жизнеспособных поколений : Доклад Комитета Российской Федерации по делам молодежи. М., 1995. С. 224 (концепция включена как приложение к государственному докладу, подготовленному под руководством И. М. Ильинского).


[8]        Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. С. 579.


[9]        Ильинский И. М. Молодежь как будущее России в категориях войны // Знание. Понимание. Умение. 2005. № 3. С. 17.


[10]       См.: Ильинский И. М. Образовательная революция. М. : Изд-во Моск. гуманит.-социальн. академии, 2002; Его же. Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2004; Его же. Играющий триумвират: образование, политика, право. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2010; Его же. Высшее образование для XXI века. М. : Терра, 2016; и др.


[11]       См., например: Гуманитарное знание: перспективы развития в XXI веке. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2006.


[12]       Ковалева А. И. Социализационная норма в современном российском обществе : автореф. дис. ... д-ра социол. наук. М., 1997. С. 7–8.


[13]            Ковалева А. И. Социализационная норма в совре­менном российском обществе. С. 18.


[14]         См.: Ковалева А. И., Реут М. Н. Социализация неслышашей молодежи. М. : Социум, 2001; Жулковска Т., Ковалева А. И., Луков В. А. «Ненормальные» в обществе: Социализация людей с ограниченными интеллектуальными возможностями. Москва–Щецин : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2003.


[15]       Ковалева А. И., Луков В. А. Социология молодежи: Теоретические вопросы. М. : Социум, 1999. С. 277.


[16]       См.: Ковалева А. И. Общество и личность. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011; Ее же. Личность молодого человека // Знание. Понимание. Умение. 2006. № 2. С. 221–222; Ее же. Методологические проблемы исследования социализации // Знание. Понимание. Умение. 2012. № 2. С. 19–24; Ковалева А. И., Луков Вал. А. Социализация: социально-философский, социологический и социально-психологический аспекты понимания // Философия и культура. 2012. № 3. С. 27–35. Обзоры см.: Луков Вл. А., Жулковска Т. Ковалева Антонина Ивановна о социализации молодежи // Youth. World. Politic. 2013. № 2. С. 117–122; Зубарев Д. Ю. Молодежь в исследованиях научной школы социологии молодежи Московского гуманитарного университета [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2014. № 2 (март — апрель). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2014/2/Zubarev_Youth-Sociology-School-Thought/ (дата обращения: 01.10.2014).


[17]       См.: Ковалева А. И., Богданова В. В. Траектория социализации. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2012.


[18]       См. обобщающие монографии по этим вопросам: Луков В. А., Луков Вл. А. Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2008; Их же. Тезаурусы II: Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2013, а также статьи: Луков Вал. А., Луков Вл. А. Тезаурусный подход в гуманитарных науках // Знание. Понимание. Умение. 2004. № 1. С. 93–100; Их же. Методология тезаурусного подхода: стратегия понимания // Знание. Понимание. Умение. 2014. № 1. С. 18–35 и мн. др.


[19]       См.: Луков В. А. Теории молодежи: Междисциплинарный подход. М. : Канон+, 2012.


[20]       См.: Луков В. А., Погорский Э. К. Информационное общество и молодежь. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2014.


[21]       Луков Вал. А. Социальное проектирование. 9-е изд. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та : Флинта, 2010. С. 7.


[22]       См., например: Тезаурус социологии : темат. слов.-справ. / под ред. Ж. Т. Тощенко. М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2009. С. 409.


[23]       См.: Луков Вал. А., Луков С. В., Погорский Э. К. Инновационный потенциал новых поколений и молодежная политика // Молодiжна полiтика: проблеми та перспективи. Вип. 3. : [зб. наук. праць] / наук. ред. С. Щудло. Дрогобич, 2012. С. 10–15; Государственная молодежная политика: российская и мировая практика реализации в обществе инновационного потенциала новых поколений : науч. монография [Электронный ресурс] / под общ. ред. Вал. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2013. 718 с. URL: http://hdirussia.ru/assets/files/Books/State-Youth-Policy.pdf (дата обращения 01.09.2014).


[24]         См.: Луков В. А. Биосоциология // Знание. Понимание. Умение. 2011. № 3. С. 319–323; Его же. Органицизм и биосоциология: их связь в свете тезаурусного подхода // Тезаурусный анализ мировой культуры : сб. науч. трудов. Вып. 22 / под общ. ред. Вл. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011. С. 22–37; Его же. Биосоциология молодежи и будущее гражданского общества // Знание. Понимание. Умение. 2012. № 1. С. 13–19; Его же. Биосоциология как теоретическая концепция // Гуманитарные ориентиры научного познания / отв. ред. П. Д. Тищенко. М. : Изд. дом «Навигатор», 2014. С. 275–286; Его же. Биосоциология: ресурс понимания молодого поколения России // Стратегические приоритеты. 2015. № 1(5). С. 72–83; и др.


[25]       См.: Луков В. А. Биосоциология молодежи: теоретико-методологиче­ские основания. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2013.


[26]       См., в частности: Ильинский И. М. Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2004; Луков В. А., Гневашева В. А. Человеческий потенциал студента — образовательный потенциал вуза : По материалам мониторинга «Российский вуз глазами студентов» (этапы 2004–2008 годов). М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2009; Луков С. В., Гневашева В. А. Динамические оценки ценностных ориентаций студентов в системе высшего профессионального образования за период 2001–2009 гг. : По материалам мониторинга «Российский вуз глазами студентов». М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2009.


[27]       См.: Богданова В. В. Социализационные траектории студенческой молодежи: состояние, направленность, основные тенденции : автореф. дис. ... канд. социол. наук. М., 2009.