На правах рукописи

 

ЛУКОВ Андрей Владимирович

 

 

 

 

«КАРТИНЫ МИРА» МОЛОДЕЖИ

КАК РЕЗУЛЬТАТ КУЛЬТУРНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ

ГЛОБАЛЬНЫХ СИСТЕМ КОММУНИКАЦИИ

 

 

Специальность 22.00.06 — социология культуры, духовной жизни

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

Москва

2007


 

Работа выполнена на кафедре социологии Негосударственного некоммерческого образовательного учреждения «Московский гуманитарный университет».

 

Научный руководитель:              доктор социологических наук,

профессор

                                                                  Ковалева Антонина Ивановна

 

Официальные оппоненты:          доктор социологических наук,

профессор

Карпухин Олег Иванович

 

кандидат философских наук

Даргын-оол Чимиза Кудерооловна

 

 

Ведущая организация: Московский педагогический государственный университет

 

 

 

 

Защита состоится 24 мая 2007 года в 14.30 часов на заседании диссертационного совета Д 521.004.02 при Московском гуманитарном университете (ННОУ) по адресу: 111395, Москва, ул. Юности, 5/1, корп. 3, зал заседаний диссертационных советов (ауд. 511).

 

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского гуманитарного университета по тому же адресу.

 

 

Автореферат разослан "___"  апреля 2007 года.

 

 

 

 

Ученый секретарь                                                       Селиверстова Н. А.

диссертационного совета                                                    

 

Общая характеристика работы

 

 

Актуальность темы исследования. В современном российском обществе происходят активные трансформационные процессы, которые захватывают экономическую, политическую, социальную сферы и решительно изменяют условия жизни людей. Эти трансформации переходят и в сферу культуры, которая в последние десятилетия существенно преобразилась под влиянием ряда факторов, и не в последнюю очередь — фактора становления глобальных систем коммуникации. Телевидение, компьютер, Интернет, мобильный телефон за четверть века не только стали доступными для значительной части человечества коммуникативными средствами, но и вошли в повседневную жизнь, в повседневные социальные и культурные практики сотен миллионов людей. В итоге активно меняется и процесс социализации. Культурная социализация молодежи испытывает на себе влияние новых коммуникативных ресурсов. По мере развития глобальных систем коммуникации и их совершенствования нарастает противоречие в передаче культурного опыта между поколениями: старшее поколение меньше готово использовать возможности глобальных систем коммуникации, чем младшее, а это значит, что слабее реализует функции культурной трансляции и социального контроля.

Возникает исследовательская проблема: как же в такой ситуации сохраняются базовые культурные ценности общества, как функционирует культурная социализация? А также более конкретные вопросы: каковы особенности культурной социализации в условиях становления глобальных систем коммуникации; каковы параметры этого процесса применительно к молодежи России? Все эти вопросы не могли возникнуть раньше, чем определился глобальный переход к информационной цивилизации, поэтому они пока недостаточно изучены. Это определяет актуальность избранной темы.

Степень разработанности проблемы. Социализация остается фундаментальной научной проблемой социологии, поскольку соотносится с реальным процессами формирования общественного начала в каждом человеке, функционирования общества в целом и отдельных социальных общностей. Фундаментальные представления о социализации сформировались еще при оформлении социологии в самостоятельную науку (в трудах О. Конта, К. Маркса, Ф. Энгельса, Э. Дюркгейма, Г. Тарда, М. Вебера и др.). Значителен вклад в теорию социализации, внесенный З. Фрейдом и его последователями (особенно Э. Фроммом, Э. Эриксоном). На социологическую трактовку социализации повлияла концепция и эмпирические исследования представителей Чикагской социологической школы (Р. Парк, Э. Берджесс, У. Томас, Ф. Знанецкий). Развитие теоретических идей относительно социализации с позиций структурного функционализма связано с именем Т. Парсонса, символического интеракционализма — с именами Ч. Х. Кули, Дж. Г. Мида, Г. Блумера, феноменологической социологии — с именами А. Шюца, П. Бергера, Т. Лукмана. Важные аспекты социализационного процесса исследовали И. Гофман, Э. Гидденс, П. Бурдьё, «критическую теорию социализации» развил Ю. Хабермас. Большой вклад в развитие этого понятия внесли отечественные ученые Г. М. Андреева, А. Г. Здравомыслов, С. Н. Иконникова, И. С. Кон, В. А. Ядов и др. Теория социализации оказалась существенно обогащена при включении в ее орбиту представлений о норме и отклонениях от нее (концепция «социализационной нормы» А. И. Ковалевой), о ценности и ценностных ориентациях (О. Г. Дробницкий и др.), о тезаурусном конструировании социокультурной реальности (тезаурусная концепция социализации).

Проблемы культурной социализации тесно соприкасаются с тематической областью социологии культуры, духовной жизни, где значителен вклад таких отечественных ученых, как Л. Г. Ионин, О. И. Карпухин, В. Ф. Левичева, Ю. У. Фохт-Бабушкин, А. И. Шендрик и др.

При достаточной степени изученности социализации как таковой некоторые ее аспекты в новых исторических условиях приобретают особую значимость и требуют осмысления. Это в первую очередь относится к новой информационной среде и глобальным системам коммуникации. Существует обширная литература о специфике современной эпохи в плане ее интерпретации как перехода к информационной цивилизации и становления глобальных систем коммуникации (М. Маклюэн, А. Тоффлер, Р. Вильямс и др.). Но вопрос о влиянии этих новых обстоятельств на культурную социализации ставится скорее в философском и культурологическом, чем социологическом аспекте. В то же время ряд работ в области социологии телевидения (И. А. Полуэхтова, П. А. Ковалев), других глобальных систем коммуникации (С. Н. Доведов) показывает, что выделение социализационного аспекта в прикладных разработках не лишен основания.

Для социологического исследования культурной социализации молодого поколения необходимо опираться на обширную литературу по социологии молодежи. Наиболее близки к раскрытию данной темы научные исследования социологической школы Московского гуманитарного университета.

Анализ литературы показывает, что для проведения данного исследования существует прочная научная база. Но изучение культурной социализации молодежи в аспекте влияния на нее современных глобальных систем коммуникации еще только намечается.

Исходя из актуальности темы и ее недостаточной разработанности в диссертации определяются объект, предмет, цель и задачи исследования.

Объект исследования — культурная социализация молодежи.

Предмет исследования — «картина мира» молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации.

Цель исследования — выявить особенности культурной социализации российской молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации на примере ее «картин мира».

Задачи исследования:

— проанализировать теории социализации и трактовки проблемы культурной социализации в социологии;

— применить тезаурусный подход для рассмотрения «картин мира» как результата культурной социализации молодежи;

— дать характеристику «картин мира» молодых пользователей средств глобальных систем коммуникации;

— выявить основные направления трансформации культурной социализации молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации;

— разработать практические рекомендации по учету особенностей культурной социализации российской молодежи в системе образования и отечественных СМИ.

В качестве рабочей гипотезы выдвинуто следующее предположение: глобальные системы коммуникации влияют на культурную социализацию молодежи ситуативно и мало затрагивают существо складывающейся в рамках первичной социализации «картины мира».

Теоретико-методологической основой исследования стали положения классической и современной социологии, раскрывающие понятие социализации, а также теория социального конструирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана и ее модификации в российской социологии, концепция социализационной нормы (А. И. Ковалева), тезаурусная концепция социализации (Вал. А. Луков). Характеристика эпохи становления глобальных систем коммуникации учитывает труды М. Маклюэна, Э. Тоффлера, Ж. Бодрийяра, исследования телевидения Р. Вильямса. Диссертационное исследование проведено в русле идей научной социологической школы Московского гуманитарного университета, в частности в области социологии молодежи и социологии телевидения.

Эмпирическую базу исследования составили:

— материалы творческой работы «Моя картина мира» слушателей подготовительного отделения ГИТР (2005–2006 гг., 135 респондентов, выборка целевая) и преподавателей ГИТР (2006 г., 24 респондента) и формализованных интервью с данными группами респондентов;

— данные социологического мониторинга «Студент МосГУ», проводимого в Московском гуманитарном университете (этап 2006 г., 827 опрошенных, сплошной опрос);

— материалы 500 блогов (электронных дневников) в русском сегменте Интернета;

— данные опроса москвичей, проведенные ВЦИОМ в 1992 и 1997 г., мониторинга МосГУ «Российский вуз глазами студентов» (этап 2004 г.) — вторичный анализ.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

1. Культурная социализация представляет собой двусторонний процесс (1) постоянной передачи обществом через посредство языка и других способов трансляции социального опыта, а также включение людей в различные формы материальной и духовной деятельности и (2) освоение индивидом в течение всей его жизни, особенно в молодом возрасте, ментальных «картин мира», включающих константы и концепты культуры, ее ценностные ориентиры, позволяющие индивиду функционировать в пространстве культуры данного общества. Культурная социализация составляет ментальное ядро общего процесса социализации, придает ему целостность, интегрирует его составные части, определяя его направление.

2. Результатом и важнейшим показателем культурной социализации выступает «картина мира», которая представляет собой систему культурных констант тезауруса, выработанную в ходе культурной социализации. Преимущественная область «картины мира» — константы культуры, культурные предпочтения, ожидания, предвосхищения. Культурная социализация молодежи может быть охарактеризована по складывающейся в тезаурусе молодого человека «картине мира».

3. Основными направлениями трансформации культурной социализации молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации являются: а) увеличение числа источников социализационной нормы; б) изменение структуры социализационного воздействия по составу и значимости институтов и агентов социализации; в) появление зон высокой степени независимости молодежи от социализационного воздействия агентов социализации из его ближайшего социального окружения; г) нарастание интерактивности в процессе культурной социализации молодежи.

4. Культурная социализация российской молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации обладает в своих базовых основаниях высокой степенью устойчивости воспроизводства культурных образцов, не затрагивая сердцевину «картины мира». Коллективная «картина мира» обследованной группы отличается целостностью, многообразием, ярко выраженной оценочностью, выделением не только позитивных, но и негативных феноменов. Приоритеты отдаются природе, проблемам человека и его чувств, искусству, духовности. Нередко «картины мира» обнаруживают следы социализационных деформаций, привносимых взаимодействием молодежи с глобальными системами коммуникации. Хотя культурная социализация молодежи в переходный период испытывает воздействие глобальных систем коммуникации через формирование повседневных социокультурных практик, на базовом содержании «картин мира» их влияние мало заметно.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоят в следующих положениях:

1. Дана трактовка понятия «культурная социализация».

2. На основе применения тезаурусного подхода произведено выделение типичного для молодежи в «картинах мира» и показано, что они выступают как индикатор результативности культурной социализации.

3. Выявлены основные направления трансформации культурной социализации молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации.

4. Эмпирически обосновано, что на стадии перехода от школы к вузу у молодежи доминируют культурные ориентиры традиционного плана, координирующиеся с ценностями, представленными в содержании среднего образования.

5. Показано, что основное влияние глобальных систем коммуникации на культурную социализацию молодежи оказывается не непосредственно, а косвенно, через включение молодого человека в функционирование культуры на уровне повседневности, включая и горизонтальные связи в сообществах, основанных на электронных контактах (блоги и т. п.).

6. Выработаны рекомендации по учету особенностей культурной социализации молодежи в российском образовании и деятельности отечественных СМИ с учетом фактора становления глобальных систем коммуникации.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы при коррекции образовательных программ в рамках предвузовской и вузовской подготовки, учитываться в деятельности глобальных систем коммуникации. Материалы диссертации могут использоваться в вузовских курсах общей социологии, социологии молодежи, социологии СМИ, культурологии, в учебных пособиях по этим курсам.

Апробация исследования. Итоги проведенного исследования опубликованы в 10 статьях общим объемом 5,25 п. л. (авт. текст 3,85 п. л.). Материалы диссертации были представлены в докладах на Третьей международной научной конференции «Высшее образование для XXI века» (МосГУ, 18–20 октября 2006 г.), на XVI Пуришевских чтениях (МПГУ, апрель 2004 г.), на 3, 6, 8, 10 научных симпозиумах «Тезаурусный анализ мировой культуры» (Институт гуманитарных исследований МосГУ, 2005–2007), на научной конференции аспирантов МосГУ (2006). Положения и выводы диссертации были обсуждены на заседании кафедры социологии МосГУ.

 

 

Основное содержание работы

 

Во Введении дано обоснование актуальности темы диссертационного исследования, на основе обзора литературы формулируются его цель и задачи, раскрывается методологическая база работы, определяются ее новизна и научно-практическая значимость.

Первая глава — «Теоретико-методологические основы исследования культурной социализации молодежи» — посвящена теоретическому анализу понятия «культурная социализация» в контексте теорий социализации и выяснению значимости для его раскрытия «картин мира». В диссертации рассмотрены положения теорий социализации Г. Тарда, Э. Дюркгейма, Ф. Гиддинса, Т. Парсонса, предшественников и представителей символического интеракционализма (Ч. Х. Кули, Дж. Г. Мид), феноменологической социологии (А. Шюц, П. Бергер, Т. Лук­ман), социологов, стремящихся соединить макро- и микросоциологические подходы к обществу (Э. Гидденс, П. Бурдьё), «критической теории социализации» Ю. Хабермаса, других концепций. Отмечено, что уже с конца XIX — начала ХХ века выявилось стремление найти какое-то главное основание, определяющее поведение человека в обществе. Так, Г. Тард стремился выявить связь социализации с подражанием. У Э. Дюркгейма концепция социализации опирается на выдвинутый им принцип социологизма. В духе этого принципа он, в частности, дал убедительную трактовку воспитания, направленную против представлений о нем как индивидуальном действии педагога по отношению к воспитуемому, что было характерно для педагогики его времени. Дюркгейм также связывает социализацию (воспитание) с подражанием, воспитание для него «не больше, как образ и подобие общества. Оно подражает ему, воспроизводит его, но не создает его». Но здесь подражание рассматривается уже не как способность человека, а как объективный процесс. Анализ концепций социализации позволил обнаружить еще у их истоков два разных подхода. Если Э. Дюркгейм, а вслед за ним Т. Парсонс и их последователи рассматривали социализацию в первую очередь с позиций общества (его норм, ценностей, установок, требований), то Г. Тард и его последователи (в том числе Дж. Мид, П. Бергер, Т. Лук­ман, Э. Гидденс) — с позиций личности. Диссертант придерживается концепции научной школы социологии молодежи МосГУ, в которой снято противоречие этих подходов, социализация рассматривается как «двусторонний процесс (1) постоянной передачи обществом и (2) освоения индивидом в течение всей его жизни социальных норм, культурных ценностей и образцов поведения, позволяющий индивиду функционировать в данном обществе» (А. И. Ковалева).

На этой базе в диссертации проведено исследование понятия «культурная социализация». Отмечено, что это понятие зародилось в западной культурантропологии, прежде всего в ее этнопсихологическом направлении («культура и личность»). Одной из отправных точек здесь можно считать работу Р. Ф. Бенедикт «Модели культуры» (1935), в которой исследовательница отошла от фрейдистской концепции анализа культуры, представляемой через индивидуальную психологию и психопатологию, и применила социологические методы исследования взаимосвязи личности и культуры. Рассмотрены также теория статусов Р. Линтона, концепции К. Клакхона, М. Мид, создавшие основу для трактовки понятия «культурная социализация» в западной социологии. Вместе с тем констатировано, что в отечественной науке это понятие еще мало разработано. Проведен контент-анализ текстов, в которых встречается термин «культурная социализация». Выяснено, что он встречается в разных стилях речи: научном, газетно-публицистическом, деловом, но нигде не определяется, очевидно, выступая как общепонятный. Встречаясь в перечислительном плане вместе с такими терминами, как «политическая социализация», «национальная (этническая, региональная) социализация», «семейная социализация», «экономическая социализация», «правовая социализация», «профессиональная социализация», «психологическая социализация», «образовательная социализация», «педагогическая социализация», «гендерная социализация», он, следовательно, от них отличается. На основании контент-анализа и с опорой на приведенное выше определение социализации в целом в диссертации дана формулировка культурной социализации как двустороннего процесса (1) постоянной передачи обществом через посредство языка и других способов трансляции социального опыта, а также включение людей в различные формы материальной и духовной деятельности и (2) освоение индивидом в течение всей его жизни, особенно в молодом возрасте, ментальных «картин мира», включающих константы и концепты культуры, ее ценностные ориентиры, позволяющие индивиду функционировать в пространстве культуры данного общества. Из различных типов социализации культурная социализация может быть выделена как интегрирующая и дающая основное направление общему процессу социализации.

В диссертации развивается мысль о «картинах мира» как центральном звене в исследовании культурной социализации. Предложено для анализа «картин мира» воспользоваться тезаурусным подходом, в котором под тезаурусом понимается структурированное по основанию «свое — чужое — чуждое» представление и общий образ той части мировой культуры, которую может освоить субъект (от индивидуума до социальных сообществ и общества в целом). Тезаурусный анализ позволил четко и непротиворечиво ответить на вопрос, каким образом все многообразие информации об окружающем мире, осваиваемой субъектом (и индивидуумом, и любой человеческой общностью), особенно в периодах «информационных взрывов», не превращается в хаотический набор сведений, а поддается определенной структуризации, позволяющей сохранить ориентирующий характер тезауруса в процессе культурной социализации молодежи.

В диссертации подробно раскрывается процесс формирования понятия «картина мира» от трудов А. Гумбольдта до трактовок Л. Витгенштейна, М. Хайдеггера, современных работ (В. С. Степин, Р. С. Карпинская). В частности, отмечено социологическое истолкование «картин мира», данное у М. Вебера, который указывал, что «не интересы (материальные и идеальные), не идеи — непосредственно господствуют над поведением человека, но “картины мира”, которые создавались “идеями”. Они, как стрелочники, очень часто определяли пути, по которым динамика интересов продвигала дальше (человеческое) действие». Появление концепции художественной «картины мира» (работы Т. Ф. Кузнецовой) позволило преодолеть понимание «картины мира» как краткого изложения научных парадигм: художественная «картина мира» не является идентичной ее словесному изложению в силу различия языков видов искусства, в которых она проявлена. Представление о художественной «картине мира» создало некий эффект резонанса в гуманитарных исследованиях. Появились работы о языковой, религиозной, этнической и других «картинах мира». В диссертации подробно характеризуется один из таких феноменов — телевизионная «картина мира», так как это непосредственно связано с ролью в культурной социализации глобальных систем коммуникации. Из сложения этих различных «картин мира» возникает интегрированная «картина мира», которая, на основании тезаурусного подхода, понимается в диссертации как система культурных констант тезауруса, выработанная в ходе культурной социализации. «Картина мира» выступает в социологическом исследовании одновременно и как результат, и как важнейший показатель культурной социализации.

На основе такого понимания «картины мира» в диссертации характеризуются теоретические аспекты трансформации культурной социализации молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации. В диссертации на основе трудов М. Маклюэна, А. Тоффлера характеризуются процессы, связанные с переходом к информационной цивилизации. При этом общественные отношения, в которые включается молодежь мегаполисов, в наибольшей мере связаны с процессами научно-технических инноваций, ориентированы на новые информационные технологии. Отсюда следует, что и процесс социализации ныне включает как важную составную часть адаптацию не только к социальным связям, но и к информационным посредникам.

В этой связи в диссертации исследованы следствия, вытекающие из «теоремы Томаса» («Если люди определяют неко­торые ситуации как реальные, эти ситуации реальны в своих пос­ледствиях»): (1) Если люди определяют неко­торые ситуации как нереальные, эти ситуации не приводят к реальным пос­ледствиям или приводят к следствиям, соответствующим объективной реальности; (2) Если ситуации реальны в своих пос­ледствиях, это не обязательно значит, что люди определяют такие ситуации как реальные; (3) Если люди определяют неко­торые ситуации как реальные, эти ситуации по-разному реальны в своих пос­ледствиях. Отмечено общее в трех следствиях из «теоремы Томаса»: все они разрушают установленную У. Томасом прочную связь между первой и второй частью формулы. Это и есть отражение новой ситуации: то, что находится в сознании человека в виде представлений о реальности, перестало жестко координироваться с его поступками. Информация, обретая власть над миром, в то же время утрачивает свою власть в сфере деятельности человека. На первый план в социологии выходит характеристика механизмов сознания, а в них — малоизученная проблема доверия к информации, ключом к чему оказывается «картина мира». В условиях становления глобальных систем коммуникации обнаруживается парадоксальный феномен: чем больше знаний, чем изощреннее понимание, чем совершеннее умения, тем менее ясно мироустройство. Отсюда очевидна решающая роль цельной «картины мира», создаваемой всей духовной жизнью человечества. Именно она может стать критерием доверия к информации, утрачиваемого молодым поколением.

В диссертации делается вывод о том, что культурная социализация молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации претерпевает определенную трансформацию. Основными направлениями этой трансформации являются: а) увеличение числа источников социализационной нормы; б) изменение структуры социализационного воздействия по составу и значимости институтов и агентов социализации; в) появление зон высокой степени независимости молодого человека от социализационного воздействия агентов социализации из его ближайшего социального окружения; г) нарастание интерактивности в процессе культурной социализации молодежи.

Во второй главе — «Особенности культурной социализации молодых пользователей средств глобальных систем коммуникации» — описываются результаты эмпирических социологических исследований, проведенных по проблематике диссертации, формулируются некоторые практические рекомендации, вытекающие из этих исследований. Отбор группы для проведения исследования учитывал прежде всего то обстоятельство, что формирование «картины мира» особенно интенсивно проходит в школьные годы и достраивается на следующих жизненных этапах. Наиболее развитые художественные предпочтения следует ожидать в среде молодежи, закончившей школу и ориентирующейся на получение творческих специальностей в формах высшего профессионального образования. Одновременно это и контингент молодежи, наиболее связанной с новыми коммуникационными технологиями. В качестве основного был избран контингент подготовительного отделения Гуманитарного института телевидения и радиовещания имени М. А. Литовчина (г. Москва) — фактически единственного высшего учебного заведения страны, готовящего студентов к будущей работе на телевидении и радио по творческим специальностям телерадиожурналиста, режиссера, оператора, звукорежиссера, художника, телевизионного продюсера. Общее число респондентов, от которых были получены данные относительно их «картины мира», составило 135 человек в возрасте 16–17 лет (60 юношей, 75 девушек). В связи с темой данного исследования специально были собраны сведения (формализованное интервью) о степени и характере взаимодействия респондентов с глобальными системами коммуникации. В качестве показателей в этом случае выступали: наличие соответствующих технических средств, активность взаимодействия с ними, владение навыками пользователей тех средств, которые предполагают предварительное обучение (например, пользование функциями мобильного телефона). В итоге выявлено, что за исключением радио (которое для молодежи в настоящее время является важным информационным источником главным образом в автомобиле) глобальные системы коммуникации широко используются: есть подключение к Интернету дома у не меньше чем 4/5 респондентов, а телевизор, домашний телефон, мобильный телефон, компьютер есть у всех опрошенных. Для сравнения использованы данные опроса москвичей, проведенные ВЦИОМ в 1992 и 1997 г., в которых отразилось лишь начало процесса приобщения к глобальным системам коммуникации, исследования «Российский вуз глазами студентов» (этап 2004 г., N = 1129), которое показало, что в Москве доля студентов, владеющих соответствующими вещами, несколько меньшая, чем в изучаемой группе. Эти показатели и позволяют рассматривать избранную для опроса группу респондентов как непосредственно представляющую молодежь, пользующуюся культурными возможностями, предоставляемыми глобальными системами коммуникации. Объективные показатели подтверждаются и установками респондентов на получение профессиональной подготовки именно в области глобальных коммуникаций. Об этом прежде всего свидетельствует выражаемая 95% опрошенных высокая степень мотивации получения профессии в области СМИ.

В 2005–2006 гг. со слушателями подготовительного отделения ГИТР была проведена исследовательская работа по методике, специально разработанной автором диссертации для изучения «картин мира» пороговой группы молодежи. Данная методика отличается от метода символьных пространств тем, что в ней реализован принцип персональной свободы в понимании и презентации собственной «картины мира» (на уровнях постановки задачи, структурирования материала, его презентации, выполнения задания в целом). Слушатели получили задание: через 12 подобранных ими изображений (в любой форме, в том числе и электронной) представить свою «картину мира». Выявлено 536 «сюжетов», сгруппированных в 12 наиболее распространенных «гнезд сюжетов» (таблица 1).

Таблица 1

«Гнезда сюжетов», составляющих «картины мира»

(в % от общего числа сюжетов)

 

 

Всего

юноши

девушки

природа

27

11

31

человек

26

19

28

искусство

25

27

24

чувства

8

8

8

город

8

10

8

религия

5

13

3

глобальные средства информации

5

4

5

благосостояние, деньги

5

10

3

автомобиль

4

3

4

война, терроризм

3

3

3

работа

2

2

2

спорт

2

0

2

 

Особо выделены сюжеты, касающиеся негативных сторон жизни (вызывающих отторжение, страх, гнев), которые занимают большое место в перечне сюжетов «картин мира» — 15% (гендерных различий нет).

Анализ полученных данных позволил утверждать, что коллективная «картина мира» пороговой группы отмечена: достаточно высокой степенью целостности и концептуальности; многообразием, стремлением к всеохватности; осознанием глобальных проблем цивилизации в ее взаимоотношениях с природой; ярко выраженной оценочностью, выделением не только позитивных, но и негативных феноменов (война, терроризм, бедность, старость, наркомания и т. д.); почти полным отсутствием включения собственной личности и судьбы в «картину мира» (личность проявляется преимущественно в ценностных ориентациях, выступает как наблюдатель); как правило, оптимистическим взглядом на жизнь. Приоритеты в коллективной «картине мира» отдаются образу природы, проблемам человека и его чувств, искусству, причем преимущественно классическому. Большое место занимают проблемы религии, духовности, высоких чувств. Меньшее место, чем это можно было бы ожидать, занимают проблемы современных мегаполисов. Достаточно слабо представлено стремление к обогащению, развлечениям, моде, рекламе, гламурному образу жизни. Слабо вырисовываются также сферы политики, трудовой деятельности, получения образования. Пространство и время в «картине мира» имеют свои особенности. Пространство расширяется до планетарных масштабов, национальная привязанность невелика. Время прошлого представлено в основном сферой искусства, памятниками культуры, время настоящего доминирует, будущее как в ближайшей, так и в отдаленной перспективе мало затрагивается, планируется преимущественно в сфере частной жизни. Роль глобальных систем коммуникации в «картинах мира» выявляется в значительно меньших масштабах, чем можно было бы ожидать. Это относится не только к образу повседневной жизни, но и к проблемам работы и образования. В социологических исследованиях, проводимых среди молодежи, достаточно часто формулируется вывод о значительном влиянии на молодежь средств массовой коммуникации и информации. Подчеркивается, что СМИ переконструируют мир, задавая молодежи искаженные ценностные ориентации и разрушая передаваемые из поколения в поколение нормативные образцы поведения. Этот вывод отражает опасение старших поколений относительно судеб цивилизации. Имеется немало свидетельств того, что проблема деформирующего влияния СМИ на ценности, разделяемые молодежью, не является надуманной. В России, в частности, глобальные системы коммуникации в 1990-е годы немало способствовали падению в молодежной среде патриотических установок, американизации культурных предпочтений, снижению допустимого порога насилия и т. д. Проблематика становления молодежи в обществе риска по необходимости включила критику негативного влияния глобализации и новых информационных технологий на социализацию молодых поколений.

В то же время эмпирическое подтверждение культурного кризиса в молодежной среде нередко ограничивается результатами опросов, которые придают исследуемой ситуации налет рациональности. Между тем определенная часть процесса культурной социализации проходит в слабо формализуемых конфигурациях, многие социализационные факторы могут плохо осознаваться всеми участниками процесса преемственности и смены поколений. Эти архетипические конструкции как раз и наиболее существенны для «картин мира». Вот почему на фоне разрушающего воздействия многих СМИ, всевластия массовой культуры невербализованные «картины мира» сохраняют связь с природой и лучшими человеческими чувствами. Это как раз совпадает с переходностью рассматриваемой группы, которая еще не оторвалась от социализационного воздействия семьи и школы. Исследование показывает, что при всех недостатках этих социальных институтов в вопросах формирования «картин мира» они выполняют свою роль, преодолевая растущее влияние глобальных систем коммуникации. С влиянием институтов семьи и школы также связаны, по всей видимости, заметные гендерные различия в построении «картин мира». На них в диссертации обращено особое внимание, поскольку для глобальных систем коммуникации нередко характерны унисекс, стремление к нивелированию гендерных различий именно как различий социального пола. Сравнение количества выявленных «сюжетов» у девушек (436) и юношей (100), а также гендерных «центральных картин мира» (смоделированных в диссертации по сюжетам, открывающим серию изображений в персональных «картинах мира»: у девушек их 11, у юношей — 6) подчеркивает различие в восприятии мира у девушек и юношей: большее разнообразие «сюжетов» и «гнезд сюжетов» у девушек по сравнению с юношами; приоритет у девушек естественного мира: гнезда «природа», «человек», «чувства» (основное — любовь), «семья» охватывают 66% сюжетов; приоритет у юношей мира культуры и цивилизации: гнезда «искусство», «город», «политика» охватывают 73% сюжетов. Сопоставление полученных данных с данными мониторингового исследования, проводимого в Московском гуманитарном университете в первый месяц учебы студентов на первом курсе по технологии сплошного опроса (2006 г., N = 827) подтвердило сделанные наблюдения. Более того, проведенное в диссертации сравнение «картин мира» молодежи с «картинами мира» преподавателей того же вуза (N = 24) также выявило высокую степень их сходства, что говорит о стабильности «картин мира».

Далее в диссертации анализ «картин мира», выявленных в ходе эмпирического исследования, сосредоточивается на аспекте раскрытия влияния на культурную социализацию молодежи глобальных систем коммуникации. «Картина мира», как показывает анализ, в качестве своего ядра имеет так называемые общечеловеческие ценности. Здесь в равной мере представлено «свое» и значимое «чужое». Обращает на себя внимание устойчивость «картины мира»: не удалось обнаружить принципиальных структурных расхождений в «картинах мира» взрослого и молодого поколений, глубоких гендерных расхождений. Известное единство «картины мира» можно предположительно считать фундаментальной чертой культурной социализации российской молодежи. Сходство «картин мира» в современном российском обществе вступает в явное противоречие с характером информации из источников СМИ. Очевиден вывод: «картина мира» носит фундаментальный, устойчивый характер, который менее затронут сиюминутными и масштабными переменами. Другой вывод: «картина мира», в которой отражается центр тезауруса, может сосуществовать с даже противоположными ей по содержанию разделами, конструкциями тезауруса, создающими актуальные мотивы поведения и деятельности в реальных условиях повседневности. Это создает парадоксы культурной социализации, когда действия людей оказываются в кричащем противоречии с их же моральными, религиозными, культурными установками, чем подтверждается трактовка выявленных следствий из «теоремы Томаса».

Обращение к визуальным моделям «картин мира» опрошенной молодежи показывает, что если в структурном отношении новые технологические средства глобальной коммуникации не оказывают особого влияния на носителей новых коммуникационных практик, то в конкретных визуальных образах, использованных молодыми людьми для представления своей «картины мира», обнаруживаются явные следы социализационных деформаций. Так, в структурном отношении тема природы как значимый культурный ориентир одинакова для молодых и взрослых (преподаватели) участников исследования. Однако если представителями старшего поколения «дерево» обозначается обычно образом березки, ели, то в «картинах мира» молодых москвичей нередко обнаруживаются нехарактерные для русской природы пальмы и т. п. С учетом того, что такие символические образы фиксируют преимущественно девушки, можно утверждать, что их представления о природе начинают все в большей мере формироваться визуальными образами из глобальных средств коммуникации. Виды природы, иллюстрирующие образы «картин мира», нередко отражают не непосредственные наблюдения респондентов, а усвоенное ими по телевизионным передачам, журналам, фотографиям, размещенным в Интернете, и т. д. То же касается диких животных, видов городов, иллюстрирования человеческих чувств, символов (нередко взятых из рекламы). В «картинах мира» молодежи отражается результат двух разнонаправленных действий: одно идет от системы образования, другое — от взаимодействия человека с глобальными системами коммуникации. В первом аспекте проявляются, в частности, социализационные возможности гуманитарных дисциплин школьной программы. Можно обнаружить большое сходство «картин мира» некоторых из литературных персонажей А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, А. П. Чехова, А. М. Горького и других русских писателей (а также композиторов, художников, архитекторов и т. д.) — и проанализированных в диссертации «картин мира», которые представлены в работах современных российских молодых людей, заканчивающих среднюю школу и планирующих поступление в вуз. Логично предположить, что сами эти явления русской культуры и были источником устойчивых «картин мира» молодежи сегодняшнего дня. И можно с достаточной долей уверенности определить, где именно состоялось соприкосновение молодежи с русской духовной культурой — в семье и школе. Приоритет здесь нужно отдать системе образования именно как системе, что практически не достигается в семье. Во втором аспекте (повседневные культурные практики молодежи, ориентированные на взаимодействие через глобальные системы коммуникации) существенно то, что иерархическая связь по модели «учитель-ученик» здесь заменяется горизонтальными отношениями равных участников коммуникации. В силу преимущественно сетевого характера глобальных систем коммуникации возможности выбора партнеров по общению для молодых людей оказываются значительно шире, чем в образовательных системах классического типа. Расширяется и возможность коммуникации за пределами обусловленных социализационными задачами учебных программ и проблемных полей.

В этой связи в диссертации проведен анализ наиболее активно формирующейся системы коммуникации в Интернете, обозначаемой термином «блог». Блог (англ. blog, от web log «сетевой журнал или дневник событий») представляет собой вебсайт, основное содержимое которого — регулярно добавляемые блоггером записи, изображения или мультимедиа, открытые для обсуждения со стороны других участников коммуникации. Блоги еще не подвергались изучению в отечественной научной социологической литературе, между тем речь идет о новой модели социальных общностей в виртуальном пространстве. Первый русский пользователь блога зарегистрировался 27 ноября 1999 г. В русскоязычной блогосфере, по данным службы Яндекса «Поиск по блогам» (Blogs.yandex.ru), сегодня больше чем 1,15 млн.  блогов, а записей (постов) — больше 80 млн. Каждую секунду появляется в среднем три новых записи. Блоги развиваются как альтернатива вертикальным информационным системам, основанным на принципе вещания (телевидение, радио и т. п.). Анализ блогов показывает, что в настоящее время эта форма социальной связи характерна в России для молодежи с достаточно высоким образовательным уровнем. Типичный российский блоггер — это 21-летняя москвичка — студентка вуза. Ее записи регулярно читают 24 других блоггера.

Совпадения «интересов» 20-летних и 40-летних блоггеров, устанавливаемые по результатам исследования аналитической группы департамента маркетинга «Яндекс» (осень 2006 г.), подтверждают высказанную в диссертации идею о стабильности социализации в российском обществе даже в переходный период, в условиях становления глобальных систем коммуникации. Но следует различать изучавшуюся «картину мира» и «интересы», заявленные блоггерами при регистрации. В ходе проведения диссертационного исследования были изучены тексты 500 блогов для того, чтобы установить, в каком смысле употребляются приводившиеся выше ключевые слова, составляющие описание «картин мира», и установлено, что принципиальных расхождений в словоупотреблении нет, притом, что стиль многих блогов носит неофициальный, часто ироничный характер. Это позволило сопоставить более масштабные цифры, показывающие частотность их употребления (12 позиций, идентичных «гнездам сюжетов», общее число словоупотреблений 37304507). Выяснено, что в блогах степень внимания к природе, искусству, религии значительно слабее, чем в коллективной «картине мира», изученной в ходе анализа работ молодежи пороговой группы, зато вопросы работы, благосостояния вышли на первые позиции. «Интересы» — это как бы перевернутая «картина мира», где материальное значительно важнее духовного. Опираясь на положение М. Вебера о том, что не «интересы», а «картины мира» господствуют над поведением человека, можно утверждать: «картина мира» и есть сердцевина культурной социализации молодежи, когда от старших поколений передается младшему поколению прежде всего духовный опыт, а молодежь, в свою очередь, активно осваивает вековые культурные ценности.

В ходе исследования был проведен анализ опросов той же группы респондентов, которая представила свои «картины мира», по темам, связанным с их художественными предпочтениями в области литературы, живописи, музыки, театра, кино, других видов искусства. Было установлено, что студенты называют классические виды искусства, классических авторов, классические произведения в 90% случаев. Так, например, среди композиторов ни разу не были названы Д. Леннон или П. Маккарти, зато фигурировали Моцарт, Бетховен, Чайковский; среди писателей не было имен А. Кристи или Д. Брауна, но были представлены Шекспир, Пушкин, Толстой, Достоевский. Из режиссеров не говорилось об авангардистах (за исключением Мейерхольда), а назывались Станиславский, Немирович-Данченко, Вахтангов. Очевидно, что студенты спектаклей этих режиссеров не видели, как мало кто из них смотрел фильмы Эйзенштейна или Бергмана. Однако в их ответах присутствовала прежде всего классика. Это и есть результат культурной социализации, проявившийся здесь в том числе как учет ожиданий представителей старшего поколения. Даже не зная непосредственно произведений этих классиков, студенты знают, что они относятся к разряду высших ценностей. Фактически здесь нередко работает эффект демонстративной социализации, изученный в исследованиях МосГУ.

В диссертации высказано предположение, что главным источником таких ценностных ориентаций выступает содержание образования, получаемого в средней школе, а затем и в вузе. Глобальные системы коммуникации, современные СМИ почти не поддерживают эту культурную направленность социализации в содержании и формах своей деятельности. В этой связи могут быть сформулированы некоторые рекомендации по учету особенностей культурной социализации российской молодежи в российском образовании: при любых структурных реформах образования (начального, среднего, высшего) необходимо сохранять в достаточном объеме гуманитарную составляющую образования, отвечающую за формирование «картины мира», — интеллектуальную основу культурной социализации молодого поколения; в содержании гуманитарной составляющей образования учитывать структуру культурного тезауруса, взаимодействия в нем триады «свое — чужое — чуждое» («своим» в процессе социализации российской молодежи остается потенциал русской культуры и российских национальных культур); в «значимом чужом» следует выделять образцы культуры, способствующие закреплению культурных ценностей и норм российского культурного тезауруса, в «чуждом» — подчеркивать его неприемлемость для национального самосознания; в формах гуманитарной составляющей образования придавать особое значение образному освоению действительности, различным видам искусства, аудиовизуальной информации.

Если исследование показало, что глобальные системы коммуникации напрямую не затронули именно сердцевину «картины мира» российской молодежи, то глобальные системы коммуникации могут стать полем для целенаправленной культурной социализации молодежи. Необходимо использовать их значительный потенциал: в социальной сфере — для повышения культурного уровня молодежи; развития молодежной субкультуры с приоритетом ценностей, свойственных ее передовому отряду — студенчеству; для формирования ответственности суждений, самоидентификации, эстетического вкуса и других проявлений социализации молодежи в агрессивном окружении глобальных систем информации; в сфере образования — для создания нового источника распространения образования; в области воспитания — для формирования готовности к диалогу культур в ходе межкультурной коммуникации при осознании культурных приоритетов России.

В Заключении подводятся итоги исследования. В нем отмечается, что в мире процесс глобализации нарастает и, соответственно этому, нарастает глобализация СМИ. Выявление особенностей культурной социализации российской молодежи в условиях становления глобальных систем коммуникации показывает, что в своих базовых основаниях этот процесс обладает высокой степенью устойчивости воспроизводства культурных образцов, которые передаются из поколения к поколению как социализационная норма. Эта устойчивость обнаруживается прежде всего в «картинах мира», образующихся в результате культурной социализации и обеспечивающих наиболее фундаментальное основание для разделения «своего», «чужого» и «чуж­дого» для ориентации в повседневной действительности. В этом отношении выделение типичного для молодежи в «картинах мира» позволяет установить направленность и результативность культурной социализации. Для современных российских условий характерно то, что социальные и культурные практики, связанные со становлением глобальных систем коммуникации, осваиваются преимущественно молодежью, а это не может не влиять на культурную социализацию. В то же время нельзя не признать, что эти практики воздействуют пока преимущественно на поверхностные слои социализации, захватывают скорее формы выражения, чем структурные основания «картин мира» молодых россиян.

«Картины мира», формирующиеся у молодежи, как показало исследование, в своих основных параметрах соотносятся с эталонной для общества системой ценностей, становясь сердцевиной культурной социализации. В целом итоги исследования ставят под сомнение широко распространенное мнение о межпоколенческом культурном разрыве как следствии перехода человечества к информационной (постиндустриальной) цивилизации.

 

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

1.     Луков А. В. Тезаурус молодежи в условиях власти СМИ (социологический аспект) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Спец. выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук». — 2006. — № 1. — С. 197–203. (0,7 п. л.).

2.     Луков Вл. А., Луков А. В. Язык танца и художественная картина мира (семиотическое исследование) // XVI Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры: Сб. статей и материалов. — М.: МПГУ, 2004. — С. 113–116. (0,3 п. л., авт. 0,15 п. л.).

3.     Луков А. В. Картина мира и информационный взрыв: к проблеме фрактальности тезаурусов // Тезаурусный анализ мировой культуры: Сб. науч. трудов. Вып. 3. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. — С. 98–102. (0,4 п. л.).

4.     Луков А. В. Социология телевидения // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — № 1. — С. 231–233. (0,3 п. л.).

5.     Захаров Н. В., Луков А. В. Школа тезаурусного анализа // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — № 1. — С. 213–214. (0,3 п. л., авт. 0,15 п. л.).

6.     Луков А. В. К вопросу о социологии телевидения // Тезаурусный анализ мировой культуры: Сб. науч. трудов. Вып. 6. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. — С. 35–45. (0,7 п. л.).

7.     Луков А. В. Студент в социально-технологических отношениях // Высшее образование для XXI века: Третья международная научная конференция, МосГУ, 18–20 октября 2006 г.: Доклады и материалы. Вып. 7. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. — С. 14–18. (0,4 п. л.).

8.     Луков Вл. А., Луков М. В., Луков А. В. Телевидение и культура Происходящего // Тезаурусный анализ мировой культуры: Сб. науч. трудов. Вып. 8. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. — С. 44–69. (1,7 п. л., авт. 0,6 п. л.).

9.     Луков А. В. Культурная социализация российской молодежи в ус­ловиях становления глобальных систем коммуникации: направления ис­следования // Высшее образование для XXI века: Третья международная на­учная конференция, МосГУ, 18–20 октября 2006 г.: Доклады и материалы / Под общ. ред. И. М. Ильинского. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2006. — С. 276–279. (0,3 п. л.).

10. Луков А. В. Следствия «теоремы Томаса» в условиях становления информационной цивилизации // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — № 4. — С. 220–222. (0,3 п. л.).

 

 

 

 

___________________________________________________________________

Издательство Московского гуманитарного университета

Печатно-множительное бюро

Подписано в печать 19.04.2007 г. Формат 60 ´ 84 1/16

Усл. п. л. 1,0              Тираж 100 экз.                      Заказ №