На правах рукописи

 

 

 

Намлинская Оксана Олеговна

 

 

 

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ МОЛОДЫХ РУССКИХ

В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

 

 

Специальность 22.00.04 — социальная структура,

социальные институты и процессы

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

 

 

 

 

 

 

Москва –2007

Работа выполнена на кафедре социологии Негосударственного некоммерческого образовательного учреждения «Московский гуманитарный университет».

 

Научный руководитель:     доктор философских наук,

профессор, заслуженный деятель науки РФ

Луков Валерий Андреевич

 

Официальные оппоненты:          доктор социологических наук,

профессор

Болотин Иван Сергеевич

кандидат социологических наук

Фальковская Ксения Игоревна

 

Ведущая организация: Белгородский государственный университет

 

 

Защита состоится 30 мая 2007 года в 14.30 часов на заседании диссертационного совета Д 521.004.02 при Московском гуманитарном университете (ННОУ) по адресу: 111395, Москва, ул. Юности, 5/1, корп. 3, зал заседаний диссертационных советов (ауд. 511).

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского гуманитарного университета по тому же адресу.

 

Автореферат разослан "___" апреля 2007 года.

Ученый секретарь                                    Селиверстова Н. А.

диссертационного совета

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования. Социально-политические и экономические трансформации в современной России послужили катализатором возвращения в общественную жизнь страны «национального вопроса», который считался решенным в СССР. За последнее время произошел бурный рост национального самосознания, что нашло выражение, прежде всего, в требованиях национально-культурной автономии, а также в существенном изменении характера межэтнического взаимодействия. После длительного перерыва в открытых формах стали проявлять себя такие социальные и культурные девиации, как расизм, ксенофобия, дискриминация по национальному признаку и т. п. Институционализировались и структуры, стоящие на позициях русского национализма, выдвигающие требования «Россия для русских» и подобные, выдвигающие программы «оздоровления» национального состава России путем изгнания «чужаков». Эти позиции встречают сочувствие среди многих русских. По различным данным, в России от 16 до 60% населения выступает за изгнание «чужаков» со своей территории[1]. Отмечается рост числа преступлений на национальной почве.

Актуализация национального и религиозного сознания, новые политические реалии, модернизационные процессы в обществе явились мощными факторами воздействия и на молодежные слои населения. Как показывают исследования, наиболее благоприятная для распространения русского национализма среда — это молодежь в возрасте до 21 года. Здесь суммарный уровень националистических настроений (от «жестких» до «мягких») доходит почти до 50%[2]. Ситуация, таким образом, становится все более критической.

Но действительно ли есть основания для утверждений о том, что среди молодежи России становятся массовыми такие явления, как национализм и национальная неприязнь? Кто такие русские в понимании молодежи России? Какие признаки молодежь считает объединяющими людей, которые причисляют себя к русским, и чем они отличаются от представителей других групп? Ответы на эти вопросы приобретают особую значимость. Сегодня особенно ощутима необходимость исследования национальной идентификации молодежи как особой социальной группы, которая представляет собой потенциал общественного развития, источник общественных инноваций. Такие исследования обладают научной актуальностью и практической значимостью.

Степень разработанности проблемы. На протяжении последних десятилетий в мировой социологии все больше возрастает интерес к концепциям идентификации и идентичности. Идентичность становится призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие важные черты современной жизни, включая и проблемы нации и национального самосознания. Национальная идентификация является объектом научного анализа в социологических, а также социально-психологических, антропологических, этнографических исследованиях.

Широкое распространение термина «идентичность» и, главное, его вве­дение в междисциплинарный научный обиход связано с именем Эрика Эриксона. Исследуя вслед за З. Фрейдом прежде всего индивидуальную идентичность, Э. Эриксон выделил значимость общественных факторов в интернализации культурных норм, освоения социальных статусов и социальных ролей, что и составляет результативную сторону идентификации.

Представителями социальной психологии и микросоциологии (Ч. Кули, Г. Лебон, Г. Тард, У. Макдугалл, Дж. Г. Мид и др.) идентификация рассматривается уже не в субъективно-личностном плане, а как процесс взаимодействия общества и человека, где он принимает на себя социальные роли при вхождении в группу, осознает свою групповую принадлежность и формирует свои социальные установки.

Проблематика идентификации, традиционно понимаемой как часть процесса социализации, нашла свое отражение в работах социологов, стремившихся дистанцироваться от психологии, ее предмета и понятийного аппарата. В рамках социологических наук проблемы идентичности разрабатывались представителями классической западной социологии М. Вебером, Г. Зиммелем, Э. Дюркгеймом и др. Позже данная проблематика оказалась актуальной как для концепций социального бихевиоризма (П. А. Сорокин), структурного функционализма (Т. Парсонс, Р. Мертон, Н. Смелзер и др.), так и для феноменологической социологии и других теорий, близких к понимающей социологии М. Вебера (А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман, Чикагская школа, И. Гофман), неофрейдизма (Э. Фромм). Тематика идентичности как базовая для социологической теории нашла отражение в работах видных социологов последних десятилетий 3. Баумана, П. Бурдье, Э. Гидденса, С. Московичи и др.

Большой вклад в отечественную социологию при рассмотрении проблемы идентичности внесли представители этико-социологической школы (Н. К. Ми­хайловский, отчасти Н. И. Кареев). В советский период проблематика социальной идентичности рассматривалась преимущественно психологами (Г. М. Андреева, А. Г. Асмолов, И. С. Кон, А. Л. Леонтьев и др.). В настоящее время вопросы социальной идентичности изучают такие отечественные ученые, как В. Э. Бойков, Т. Г. Богатырева, Б. Е. Винер, Е. А. Гришина, Е. Н. Данилова, О. Н. Дудченко, В. Н. Иванов, Л. Г. Ионин, Ю. Л. Качанов, С. Г. Климова, И. М. Клямкин, Т. З. Козлова, Н. И. Лапин, А. В. Мытиль, В. И. Чупров, А. И. Шендрик, Н. А. Шматко, В.А. Ядов и др.

Объяснение этнического самосознания связано с разработкой теории этноса и этногенеза в работах С. А. Арутюнова, Ю. В. Бромлея, Л. Н. Гумилева, В. И. Козлова, Н. Н. Чебоксарова и др. В конце 1980-х — 1990-е годы теоретические проблемы этничности вновь привлекли к себе пристальное внимание исследователей нового направления, среди которых выделяются труды таких авторов, как Б. Б. Винер, Н. Г. Скворцов, В. А. Тишков, С. В. Чешко, Ю. В. Арутюнян и др. Идеи инструменталистского подхода развивают М. Н. Губогло, Г. С. Денисова и др. Конфликтные ситуации в межэтнических отношениях анализирует А. Г. Здравомыслов.

Межэтнические отношения сегодня вызывают большой интерес у целого ряда отечественных исследователей. Тематика национальной идентификации в контексте этнологии, этносоциологии представлена в работах таких исследователей, как А. Р. Аклаев, Л. М. Дробижева, В. В. Коротеева, Г. У. Солдатова, 3. В. Сикевич, В. А. Ачкасов, А. О. Бороноев, М. О. Мнацаканян, А. Ю. Майничева, Н. А. Алексахина, К. Касьянова, А. Я. Зарипов, Ф. С. Файзуллин др.

Различные аспекты идентичности, в том числе и национальной, изучены в рамках социологических исследований по молодежной проблематике, проведенных Ю. А. Зубок, В. Ф. Левичевой, В. Т. Лисовским, Е. Л. Омельченко и др. Особенно следует отметить исследования, проведенные в рамках научной школы социологии молодежи Московского гуманитарного университета (И. М. Ильинский, А. И. Ковалева, Вал. А. Луков, Б. А. Ручкин, А. И. Шендрик и др.). В ее рамках защищены диссертации, в которых специально рассматриваются проблемы социализации, социальной идентичности, этнических ценностей (Д. Л. Агранат, В. В. Воробьев, К. Р. Гайсанов, Т. Жулковска, Я. В. Миневич, Н. А. Перинская, А. С. Свиридова, И. В. Солодникова, А. Хесс-Леоньска, М. В. Шуклинова и др.) преимущественно на материале исследований молодежи.

Таким образом, из анализа научной литературы следует, что изучение проблем идентичности ведется активно в рамках различных научных парадигм. Однако остаются недостаточно освещенными многие аспекты идентификационных процессов и специфика идентичностей (в том числе национальной идентичности) в молодежной среде. Кроме того, новые социальные реальности, в частности ставшие характерными для русской молодежи, оказались еще не описанными и неизученными в аспекте изменившихся условий и результатов национальной идентификации.

Актуальность темы и ее недостаточная изученность определили выбор объекта, предмета, цели и задач данного исследования.

Объектом исследования являются молодые русские, проживающие в России.

Предмет исследованиянациональная идентификация молодых русских в современной России.

Целью исследования является выявление особенностей национальной идентификации молодых русских в современной России.

Из постановки данной цели вытекают задачи исследования:

   проанализировать теоретико-методологические подходы к исследованию национальной идентификации как проблемы социологии;

   выявить специфику национальной идентификации в молодежной среде;

   охарактеризовать факторы, влияющие на национальную идентификацию молодежи в современном российском обществе;

   разработать типологию молодых русских по основаниям национальной идентичности.

Рабочей гипотезой исследования выступает предположение о том, что особенностями национальной идентификации молодых русских являются 1) ее слабая связь с этнической принадлежностью; 2) размытость представлений о территориальных границах (за пределами «малой родины»), символах и святынях, значимых для национальной идентификации русских; 3) отсутствие дифференциации «русского» и «российского» в историческом сознании, социальных и культурных практиках. Национальная идентификация молодых русских не содержит значительного потенциала для деления на «своих» и «чужих» в масштабах российского общества, однако особенности национальной идентификации способны порождать ситуативно всплески националистических настроений и действий.

Теоретико-методологической основой исследования являются труды зарубежных (П. Бергер, Т. Лукман, Э. Эриксон) и российских (Г. М. Андреева, ученые Московского гуманитарного университета) социологов по проблемам социализации, социальной идентичности, национальной идентификации. Базовыми при этом являются концепция социализационной нормы А. И. Ковалевой и тезаурусная концепция молодежи Вал. А. Лукова. При разработке инструментария исследования использована методика З. И. Сикевич.

Эмпирическую базу исследования составили:

·                   контент-анализ сочинений старшеклассников, присланных на Всероссийский конкурс по теме «Что значит быть русским сегодня?». Период проведения конкурса — 2003 г. (обработаны 565 текстов, присланных из всех регионов России);

·                   данные социологического мониторинга «Студент МосГУ», проводимого в Московском гуманитарном университете (этап 2005 г., 810 опрошенных, сплошной опрос, этап 2006 г., 827 опрошенных, сплошной опрос);

·                   данные социологического мониторинга «Российский вуз глазами студентов» (этап 2006 г., объем выборки — 3262 респондента).

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1. Показана специфика национальной идентификации в молодежной среде, основывающейся, с одной стороны, на социализационной норме и, с другой, на присущей молодежи несформированности идентификационных характеристик. В результате национальная идентификация в молодежных сообществах преимущественно реализуется в освоении языка, а также культурных ценностей, социальных практик, свойственных «малой родине».

2. Охарактеризованы факторы, положительно влияющие на национальную идентификацию молодых русских: семья, школа, ближайшее окружение, выступающие как агенты первичной социализации. Отрицательное влияние на национальную идентификацию молодых русских оказывают глобальные системы коммуникаций.

3. Разработана типология молодых русских по основаниям национальной идентичности: 1) молодежь, демонстрирующая целостную национальную идентичность как устойчивую этническую идентичность; 2) молодежь с диффузной этнической идентичностью; 3) молодежь с невыраженной национальной идентичностью. Выявлены группы среди молодежи, которые могут стать инициаторами национальных конфликтов на почве «русского вопроса».

4. Установлен и описан идеальный тип «русского» как собирательный образ, созданный молодыми людьми из положительных качеств представителей современной жизни: «старого русского», «нового русского», «молодого русского».

Положения, выносимые на защиту:

1. Национальная идентификация трактуется как процесс освоения индивидом социализационной нормы, закрепляющей его ментальные, ценностные и поведенческие ориентации на определенную государственную, социальную, культурную принадлежность. В основе национальной идентификации личности обычно лежат ее антропологические и этнические признаки, но они не обязательно предопределяют формирующуюся национальную идентичность.

2. Национальная идентичность формируется преимущественно в возрасте 11–20 лет, что совпадает с активностью таких институтов социализации, как семья (на раннем этапе), школа, вуз. В процессе национальной идентификации значительную роль играют 1) национальный состав ближайшего окружения, групп принадлежности и референтных групп; 2) признание в социальных общностях, где проходит социализация индивида, важности национального (этнического) фактора при разделении «своих» и «чужих»; 3) наличие ситуаций межнациональной неприязни, конфликтов на национальной почве, социальных практик исключения по национальному признаку, феномена ингруппового фаворитизма, основанного на национальной (этнической) принадлежности.

3. В период молодости национальная идентификация развивается скачками, через кризисы идентичности, что определяет различное воздействие комплекса внешних и внутренних факторов, влияющих на этот процесс, на разных этапах социализации. Существенные различия в степени воздействия внешних ориентационных индикаторов (этноним, язык, культура, семья, родственники и т.д.) могут быть выявлены через самоидентификацию личности (самоощущение, самочувствие в аспекте национальных отношений).

4. В России сохраняется почва для националистических настроений, которые по своему содержанию и направленности носят охранный характер. Его питательная среда — опасения по поводу вытеснения русских из привычного для них жизненного пространства. Распространение среди молодежи умонастроений, связанных с русским национализмом, достаточно надежно сдерживается размытостью идентичности с «русским» и характером русской идентичности, ее «терпимости», «открытости». Существенно также, что в русском менталитете прочно заложены культурно-исторические стереотипы, заставляющие избегать политизации проблем, возникающих в сфере национальных отношений.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее выводы и материалы могут учитываться в разработке государственных программ, направленных на социальное и культурное развитие России, концепций и планов воспитательной работы со студентами вузов, в деятельности молодежных и детских общественных объединений, общественных организаций патриотической направленности.

Выводы исследования и его материалы могут использоваться в вузовских курсах общей социологии, социологии молодежи, этносоциологии.

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы отражены в 9-и публикациях. Результаты исследования были изложены на II и III Международных научных конференциях «Высшее образование для XXI века» (Москва, октябрь 2005 г.; Москва октябрь 2006 г.), секции «Молодежь — наследники Великой Победы» IX Всемирного Русского Народного Собора (Москва, март 2005 г.), постоянно действующем семинаре по проблемам социологии и социального проектирования Института гуманитарных исследований МосГУ (Москва, май 2006 г.).

Положения и выводы диссертации были обсуждены на заседании кафедры социологии МосГУ.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, списка использованных источников и литературы, Приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, степень ее научной разработанности, формулируются цель и основные задачи исследования. Здесь же обозначены объект и предмет исследования, его теоретико-методологическая основа и эмпирическая база. Характеризуются научная новизна и практическая значимость представленной работы.

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения национальной идентификации» рассматриваются трактовки понятия национальной идентичности в социологии, а также специфика национальной идентификации в молодежной среде.

В диссертации подчеркивается, что в научной литературе проводится разграничение понятий «идентичность» и «идентификация» с тем, чтобы точнее охарактеризовать различие процессуальных и результативных аспектов при изучении данного явления. Идентификация (и самоидентификация) рассматривается преимущественно как процесс, и в ней выделяются прежде всего динамические свойства, а идентичность в большей степени характеризуется как результат этого процесса и, следовательно, является категорией, описывающей социальную статику.

Введенный З. Фрейдом, термин «идентификация» первоначально осмысливался как бессознательный процесс подражания поведению или определенным качествам того лица, с которым индивид себя отождествляет. Как особый социокультурный феномен идентификацию начал рассматривать Э. Эриксон, который, исследуя прежде всего индивидуальную идентичность, ввел в научный оборот термины «эго-идентичность» и «кризис идентичности» и выделил основные аспекты рассмотрения идентичности: (а) чувство идентичности, (б) процесс формирования идентичности и (с) идентичность как конфигурация, результат этого процесса. Для диссертанта существенно, что в числе 8 стадий психосоциального становления индивида от младенчества до старости Эриксон выделяет и такую, которая совпадает с концом юности. Для этого этапа характерен переход от поиска идентичности и опробования себя в разных ролях, свойственных предыдущей стадии, к решению собственно взрослых задач.

В психологических теориях личности подчеркивается назначение идентификации прежде всего как способа объединения индивидом себя с другими людьми на базе установившейся эмоциональной связи, а также введения в свой внутренний мир образцов, норм, ценностей и принятие их как собственных, в результате чего возможно вживание в пространство другого человека. Иной ракурс трактовки идентификации становится основным для социальной психологии и микросоциологии. Суть его — в постановке на первый план вопроса о социальной детерминации идентификационного процесса. Идентификация рассматривается уже не в субъективном личностном плане, а как процесс взаимодействия общества и человека, где он принимает на себя социальные роли при вхождении в группу, осознает свою групповую принадлежность и формирует свои социальные установки. Эта линия анализа идентификации восходит к работам Ч. Х. Кули (концепция «зеркального Я») и Дж. Г. Мида (концепция дифференциации «I» и «Me»).

В работе представлена трактовка идентичности, данная Э. Дюргеймом, с точки зрения которого субъект формирует свою идентичность, исходя из общих норм и ценностей существующей культуры. Проанализирована теория М. Вебера, который в противовес Э. Дюркгейму придавал особое значение ценностному аспекту социальных действий индивидов, которые вкладывают в эти действия определенный смысл. Диссертант обращается к трудам Г. Зиммеля, показавшего, что отождествление себя с кем-то или чем-то происходит через процесс социальной типизации на двух уровнях: не только на внутреннем, как интернализация и субъективное переживание, но и групповом — как отнесение себя к представителям определенных «своих» групп и разграничение с «чужими». Идентификация у Зиммеля характеризуется как динамическая категория, которая предполагает взаимодействие. Индивид здесь выступает как социальный продукт, влияющий на процессы в обществе.

В дальнейшем социология Зиммеля воздействовала на позиции Чикагской школы, которая продолжила исследования проблем идентичности (Р. Парк, У. Томас, Ф. Знанецкий, Р. Маккензи, Э. Берджесс и др.). Здесь также активно разрабатывалась тема «чужака», а анализ проблем социальной идентификации в инородном окружении привела к концепции маргинальной личности, выдвинутой Р. Парком и состоящей в трактовке маргинала как лица с двойной идентичностью — своего рода мостом между двумя культурами.

Диссертант обращается также к концепциям структурного функционализма (Т. Парсонс, Р. Мертон), с одной стороны, и феноменологической социологии (А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман,), с другой, анализируя тематику социальной идентичности в их построениях и обнаруживая определенную близость, во-первых, в признании идентификации существенным механизмом социального становления человека и, во-вторых, в том, что тематика социальной идентификации и в структурном функционализме, и в субъектно-ориентированных теориях, не занимала еще значительного места, исключая разве неофрейдизм. В современной западной социологии, напротив, представители различных теоретико-методологических направлений и научных школ придают идентификации значение того посредника, который связывает человека и его социальное окружение, что намечает путь к разрешению проблемы, которой на первом этапе развития теоретической социологии придавалось значение ключевой: как происходит детерминация личности обществом и детерминация общества личностью. В этом плане характерны позиции таких видных социологов конца ХХ — начала XXI века, как 3. Бауман (теория индивидуализированного общества), П. Бурдье (теория габитуса), Э. Гидденс (теория структурации) и др.

Диссертант, учитывая различные трактовки социальной идентичности в современной российской социологии (В. И. Чупров, В. А. Ядов, Вал. А. Луков и др.), сосредоточивает внимание на концепции А. И. Ковалевой, которая исходит из того, что при анализе процесса социализации нужно учитывать не только объективные показатели (изменение социального статуса индивида, освоение им социальных ролей), но и субъективные, каким, в частности, и является идентичность. По мнению А. И. Ковалевой социальная идентичность как индивидуально-личностный компонент социализации затрагивает результативность важнейшей фазы социализации — интериоризации как процесса основания индивидом социальных норм и ценностей и включения их в свой внутренний мир. Специально рассматривается вопрос о социализационной норме, поскольку, по мнению диссертанта, именно на ней в значительной мере основывается национальная идентификация.

Согласно концепции социализационной нормы, она представляет собой 1) результат успешной социализации, позволяющей индивидам воспроизводить социальные связи, общественные отношения и культурные ценности данного общества и обеспечивать их дальнейшее развитие; 2) многомерный эталон социализированности человека с учетом его возрастных и индивидуально-психологических характеристик; 3) устоявшаяся в обществе совокупность правил передачи социальных норм и культурных ценностей от поколения к поколению. Обладая определенной заданностью, вытекающей из социализационной нормы, национальная идентификация формируется в конкретных ситуациях, которые могут оказывать на нее и положительное, и отрицательное воздействие, изменять ее характеристики в пределах социализационной нормы или вообще перевести данный процесс в режим ресоциализации.

В целях многостороннего изучения процесса формирования национальной идентичности диссертант обращается к трем подходам, утвердившимся в изучении этнического феномена: примордиализму, инструментализму и конструктивизму. Особое внимание уделено диссертантом теоретическим положениям Ю. В. Бромлея, основанным на примордиалистском подходе. По Бромлею, этническая принадлежность «задается» вместе с рождением, умением говорить на родном языке, культурным окружением, в которое оно попадает и которое, в свою очередь, «задает» общепринятые стандарты поведения и самореализации личности. Для примордиалистов идентичность является глубокой, внутренней и постоянной структурой, корни которой берут свое начало в интерпретации своего происхождения в контексте культуры. Напротив, для конструктивистов (В. А. Тишков) идентичность представляется поверхностным, внешним и мимолетным феноменом. В исследованиях, проводимых Ю. В. Бромлеем и его последователями, важнейшее значение в функционировании этноса придается национальному самосознанию, в котором выделены такие его элементы, как этническая идентификация; представление об общности исторического прошлого народа; о территориальной общности («родной земле»); о государственной общности при определенных конкретно-исторических условиях. Самостоятельным элементом признается осознанное отношение к материальным и духовным ценностям нации, ее достижениям, ориентациям на них. Инструменталистские концепции смещают акценты с происхождения этнических чувств на их использование в качестве символического и реального капитала при достижении конкретных целей в обществе: этничность в современном обществе массовой культуры сохраняется не только с чисто прагматическими целями отдельных индивидов и групп, но и их стремлением преодолеть отчуждение, упростить сложный мир повседневности, разделив всех на «своих» и «чужих».

Диссертант признает, что каждый из названных подходов отражает определенные аспекты национального вопроса в начале XXI века, тем не менее в качестве основного для себя принимает подход, выработанный Ю. В. Бромлеем и его сторонниками.

Обращаясь к отечественной социологии, диссертант характеризует ряд работ, в которых представлена тематика этнической и национальной идентификации (З. И. Сикевич, Г. С. Денисова, М. О. Мнацаканян и др.). В диссертации показано, что существующие в исследовательской литературе подходы к пониманию этого социального процесса отражают различные его аспекты и могут быть рассмотрены как взаимодополняющие.

Диссертантом рассмотрены различные трактовки национального самосознания (Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, А. А. Сусоколов, З. И. Сикевич, Г. У. Солдатова). Установлено, что самосознание, есть понятие широкого плана и включает в себя кроме этнической и другие формы идентификации. Суммарное воздействие субъективных и объективных факторов формирования идентичности позволяет индивиду выработать осознанное отношение к материальным и духовным ценностям народа, ориентироваться на него, идентифицировать себя с ним.

По итогам рассмотрения теоретических подходов к национальной идентичности в данном исследовании она трактуется диссертантом как процесс освоения индивидом социализационной нормы, закрепляющей его ментальные, ценностные и поведенческие ориентации на определенную государственную, социальную, культурную принадлежность. Из теоретического анализа становится ясным, что в основе национальной идентификации личности обычно лежат ее антропологические и этнические признаки, но они не обязательно предопределяют формирующуюся национальную идентичность.

Рассматривая специфику национальной идентификации в молодежной среде, диссертант опирается на исследования, проведенные в рамках научной школы социологии молодежи Московского гуманитарного университета которые показали, что молодежь может пониматься не только в традиционной форме как социально-демографическая группа, но в более сложной конфигурации признаков. Соответственно этому в диссертации молодежь (вслед за Вал. А. Луковым) трактуется как социальная группа, которую составляют (1) люди, осваивающие и присваивающие социальную субъектность, имеющие социальный статус молодых и являющиеся по самоидентификации молодыми, а также (2) распространенные в этой социальной группе тезаурусы и (3) выражающий и отражающий их символический и предметный мир. Такой подход расширяет исследовательское поле молодежной проблематики и выдвигает в центр изучения тезаурус, который трактуется как полный систематизированный состав информации (знаний) и установок в той или иной области жизнедеятельности, позволяющий в ней ориентироваться. В нем структурирование информации идет не от общего к частному, а от «своего» к «чужому».

Тезаурусная концепция молодежи исходит из того, что особенностью молодежи является переходность, незавершенность ее социального становления, а потому в ее активе находится одновременно несколько тезаурусов — частично совмещенных, вынужденно или свободно сменяемых, автономных в пределах личности, группы. Актуализация подходящего тезауруса происходит ситуативно — на основе тезаурусного репертуара. При этом тезаурусы и сами по себе еще не устоялись и подвержены динамичным изменениям. Внешняя сторона тезауруса предопределяется соприкосновением со средой, в нашем случае ее выражает процесс социализации. Внутренняя сторона регулируется социальной идентификацией и проявляется через социальное конструирование и проектирование реальности.

Специфика идентификации молодежи связана с особенностью ее социализации, которая включает завершающий этап первичной стадии социализации и начальный этап вторичной социализации. Усвоение национально-культурной информации происходит как непроизвольно (бессознательно, основываясь на подражании), так и осознано в ходе воспитания: осваивается умение говорить на родном языке, устанавливаются связи с социокультурным окружением, в которое попадает индивид и которое, в свою очередь, задает принятые в этом окружении стандарты поведения и самореализации личности.

Диссертант присоединяется к выводу Э. Эриксона, согласно которому ключевой стадией для приобретения чувства идентичности является возраст от 11 до 20 лет. Именно в этот период национальная идентификация значима как часть процесса тезаурусного оформления основных ориентиров человека в окружающей социальной и культурной среде. Возможно, однако, что в конце ХХ — начале XXI века этот диапазон несколько расширяется, захватывая старшие возраста в силу удлинения периода детства, юности. Тем не менее в диссертации обосновывается, что нет необходимости в эмпирическом исследовании пересматривать возрастные границы данной группы. Одним из аргументов, в частности, признается то обстоятельство, что задержка включения в производительный труд, затягивание процесса обучения не должны трактоваться как отсутствие социальных и культурных практик, для которых важна национальная идентичность. В то же время в практиках, которые воспринимаются с позиций социализационной нормы как свидетельства обретения взрослости (тот же производительный труд), не обязательно будет проявляться национальная идентичность как существенная характеристика личности.

Во второй главе «Формирование национальной идентичности молодых русских» рассмотрены факторы, влияющие на формирование национальной идентификации молодых русских, и предложена типология молодых русских по основаниям национальной идентичности.

В диссертации подчеркивается, что территория, язык, религия, государство, традиции, овеществленные в материальной культуре и базовых моделях повседневного поведения, эстетические и этические каноны служат основой для национальной идентичности и выполняют функцию ее символов-маркеров (территория — «Родина, «мать-земля» и др.), которые образуют целую систему и позволяют отделить свою этническую/национальную общность «мы» от «они» и одновременно давая ощущение принадлежности «я» к родственной общности.

Этот процесс эмпирически изучался на материале 565 сочинений старшеклассников, из них 74,1% присланы из городов и 25,9% из сельских поселений 59 субъектов России на публичный конкурс «Что значит быть русским сегодня?», проведенный в марте–июле 2003 года в России, других странах СНГ и странах Прибалтики (учредители конкурса: Комитет по культуре и туризму Государственной Думы РФ, Федеральная русская национально-культурная автономия России, Лига защиты национального достояния, Русский интеллектуальный клуб, Русский клуб искусства и культуры, «Национальная газета», Региональный общественный фонд содействия русской культуре «Русский фонд»; конкурс также спонсировала группа русских предпринимателей). Более всего работ было прислано из Центрального — 22,5%, Приволжского — 21,0%, Сибирского — 18,1% федеральных округов, прислали сочинения также школьники и из Литвы, Украины, Молдавии, Казахстана, Латвии (1,8%). Все материалы конкурса были переведены диссертантом в электронную форму и подвергнуты контент-анализу.

Состав участников конкурса сочинений характеризуется следующими данными: по полу — 19,4% юношей и 80,6% девушек; по возрасту — 46,6% 16-летних, 24,6% 17-летних, 22,0% участников от 18 до 20 лет, старше 20-ти и младше 15-ти — 6,6%. Для целей исследования особенно важно распределение респондентов по национальности. Национальные признаки устанавливались на основании копий свидетельств о рождении, присланных всеми участниками конкурса в соответствии с объявленными правилами его проведения. Среди авторов — 63,3% русских по отцу и матери, 14,7% — представители 24-х других национальностей, и среди них больше половины тех, у кого мать русская, а отец другой национальности (57,8%) и 37,3% тех, у кого родители принадлежат к разным национальностям, кроме русской. Сама характеристика национального состава участников конкурса показательна: среди конкурсантов в строго этническом плане русскими являются менее двух третей, а наличие большой группы этнически не являющихся русскими означает, что в российских условиях национальная идентификация с русским народом происходит частично без признания в качестве определяющего «фактора крови». Анализ текстов также показал, что среди факторов идентичности на первом плане (по частотности, в порядке убывания) стоят качества характера русского человека, среди которых на первом месте патриотизм, включающий в себя в первую очередь понятия «любить свою страну» (уважать, гордиться), «стремиться к изменению положения дел в стране в лучшую сторону» и др., а также интернационализм; сила воли, сила характера; национальная гордость; отзывчивость, милосердие. Следующим фактором является русский язык, затем русская культура, русское искусство. «Знание истории страны, народа, предков», «любовь к русской земле, русской природе», «вера в Бога» занимают высокие позиции в рейтинге факторов, влияющих на формирование национальной идентичности.

Существенно, что авторы сочинений подчеркивают важную роль семьи, ближайшего окружения как образцов в аспекте позитивной национальной идентичности молодежи. Ситуация социальной аномии воспринимается в молодежной среде как один из источников негативных проявлений национального характера («новые русские», лжепатриоты и т. п.). Возникновение национальной неприязни в сознании молодежи нередко связывается с деятельностью СМИ, представителей массовой культуры.

По итогам обобщения черт русских, частотность появления которых в анализируемых сочинениях высока, диссертантом описаны три образа современных русских, характерных для тезаурусов русской молодежи: 1) «старый русский» — целиком положительный образ человека, прошедшего все трудности и горести русского народа и вышедшего из них с честью (бабушки и дедушки, родители, соседи, учителя и др.). Именно этому типу русских принадлежат все самые лучшие качества русского народа. В своем роде это идеал для молодых русских; 2) «новый русский» — человек нового времени и нового измерения. К нему относятся качества характера, присущие людям, живущим в обществе с рыночной экономикой: «он многого добился, богат, успешен», «не надеется ни на кого, кроме себя». Ему приписывают полное отсутствие нравственных идеалов, причиной этому явлению названы негативные факторы современной жизни, где «доброта и отзывчивость — преступные понятия, синонимы тупости и трусости, нет ценностей, потребительство, культ обогащения, всесилие денег, западничество»; 3) «молодой русский» — представитель нового поколения, на которое обществом возлагается большая надежда и ответственность за будущее России.

Диссертантом установлен и описан идеальный тип «русского» как собирательный образ, созданный молодыми людьми из положительных качеств данных представителей современной жизни. И именно «молодой русский» человек должен им стать: идеальный русский человек любит Россию, стремится к изменению дел в стране в лучшую сторону, живет в России, работает во благо своей Родины, ради ее процветания, интернационален, обладает такими качествами характера, как сила воли, сила характера, уравновешенность, выдержка, национальная гордость, отзывчивость милосердие, великодушие, доброта, преданность высоким нравственным идеалам, он талантлив, отважен, сел, трудолюбив. Идеальный русский человек знает русский язык, русскую культуру и искусство, историю своей Родины, народа, предков, любит родную землю, бережет ее, верит в Бога.

Распространение среди молодых русских националистических умонастроений сдерживается размытостью их представлений о том, кого считать «русским» («свой» тот, кто любит Россию», «тот, кто воспитан на русской культуре и считает ее своей»), а также характером русской идентичности: ее толерантностью, открытостью. Для старшеклассников существенно также, что в русском менталитете прочно заложены культурно-исторические стереотипы, заставляющие избегать политизации проблем, возникающих в сфере национальных отношений. Авторы сочинений в основном апеллируют к проблемам «малой родины», аспект России как целого представлен преимущественно в эмоциональном плане («Россия — щедрая душа», «Россия — священная наша держава», «милая, дорогая сердцу Россия», «великая Россия» и т. д.), проблемы потери территорий, разрушения национальных реликвий за пределами «малой родины» и т. п. почти не находят места в проанализированных сочинениях. Различение «русского» и «российского» в национальном самосознании авторов работ практически отсутствует.

В диссертации подчеркивается, что в период юности идентификация личности идет на разных уровнях социума начиная с семьи, других малых социальных групп и заканчивая обществом, этносом. Соответственно этому и характер идентичности различен. Анализ сочинений, в частности, показывает, что если в семье национальная идентификация возникает на базе глубокой эмоциональной связи, то в социальных организациях (школа, вузы) ее формирование в главных своих чертах предопределено уровнем групповой сплоченности и внутригруппового контроля, с одной стороны, и безличными правилами организации, с другой. Во многих сочинениях наблюдается шаблонность, что говорит, во-первых, о большом влиянии школы на формирование мнений и ценностных ориентацией авторов сочинений (хотя это чаще всего не осознается ими: школа практически не фигурирует в числе институтов, называемых в сочинениях как существенный элемент формирования национального самосознания) и, во-вторых, о распространенности феномена демонстративной социализации.

Диссертантом предложена типология молодых русских по критерию национальной идентификации. Эмпирической базой для анализа являются результаты 3 этапа мониторинга «Студент Московского гуманитарного университета», проведенного осенью 2006 года, в ходе которого были опрошены студенты-первокурсники дневного отделения всех факультетов МосГУ. В исследовании отразились важные черты тезаурусов первокурсников, которые у них сформировались в предшествующие обучению в вузе годы. Всего опрошено 827 человек. В опросе приняли участие 62,8% девушек и 37,2% юношей, по возрасту около 81% первокурсников моложе 18 лет; 18-19 лет — 16,9%; 20-21 год — 1,2%, 22-23 года — 0,2% и 26 лет и старше — 0,4%. Таким образом, опрошенные преимущественно находятся в возрасте, в котором, по утверждению диссертанта, в основном формируется национальная идентичность.

Базовыми для выявления типов по признаку национальной идентичности выступали вопросы: «Ощущаете ли Вы свою принадлежность к какой-либо национальности со своим языком, обычаями и традициями?»; «Обращаете ли Вы внимание на национальность окружающих?»; «Гордитесь ли Вы своей страной?». Согласно общим оценкам, более 60% студентов ощущают свою принадлежность к какой-либо национальности по этнокультурным и психологическим признакам. Около одной четверти (23,6 %) относятся к тем, кто не придает значения своей национальной принадлежности. И менее одной пятой (16,2%) ответивших на данный вопрос характеризуются двойной (неустойчивой) национальной самоидентификацией. Только половина студентов-первокурсников не придают особого значения национальности других людей и совсем мала доля тех, кто интересуется другой культурой или человеческими качествами других. Зато около 40% обращают внимание на национальную принадлежность, если люди чем-то показались несимпатичны. Внешность, не являясь этнодифференцирующим признаком, еще остается знаком «несимпатичной» национальности, хотя здесь, как отмечают другие исследователи, скорее проявляется региональный, а не сугубо этнический фактор. В этой связи в диссертации подчеркивается значимость воспитания патриотизма у молодого поколения, исходя из функций патриотизма как системообразующего фактора национального самосознания народа, объединения государства и сохранение нации как единого целого (культурного, исторического, государственно-политического, экономического).

Для определения основных типов по признаку национальной идентичности был использован факторный анализ по направлениям методов соответствий и многомерного анализа соответствий. В ходе исследования были выявлены три типа: 1) молодежь, демонстрирующая целостную национальную идентичность как устойчивую этническую идентичность; 2) молодежь с диффузной этнической идентичностью; 3) молодежь с невыраженной национальной идентичностью. По итогам построения бинарной матрицы и матрицы Берта сделан вывод, что в рамках распределения прослеживаются устойчивые поведенческие линии в отношении национальной идентификации у первой группы. В третьей группе в равной мере представлены как те, кто ощущает свою принадлежность к определенной национальности, так и те, кто не ощущает ее, но в любом случае их линия поведения устойчива. Что касается группы, соответствующей второму типу, то спутанность идентичности относящихся к ней и неосознанность ими своей траектории поведения и отношения к национальным вопросам обуславливают существенный разброс в полученных результатах. Эта группа вследствие не сформировавшихся у нее четких убеждений наиболее подвержена воздействию внешних факторов регуляции поведения, способных объяснить им необходимое поведение и повлечь их за собой. Велика опасность вовлечения этой части молодежи в национальные конфликты на почве «русского вопроса».

В Заключении диссертации приводятся выводы, сделанные на основании проведенного исследования. Утверждается, что выдвинутая гипотеза об особенностях национальной идентификации молодых русских получила эмпирическое подтверждение.

Собранный материал позволил сделать в диссертации следующие основные выводы:

1. Национальная идентификация — процесс сложный и противоречивый в условиях многонационального государства, и национальная идентичность приобретается в процессе освоения многообразных социальных и культурных практик, общения в семье, школе, с друзьями и т. д., а также в результате целенаправленных действий социальных институтов, наделенных воспитательной функцией. В результате этого многостороннего и многоаспектного воздействия у человека возникает осознание принадлежности к определенной этнической общности, определенной нации, что становится одним из проявлений социальной природы человека, ибо идентичность включена в число важнейших механизмов личностного освоения социальной действительности, лежащих в основе формирования системы личностных смыслов.

2. Национальная идентичность формируется преимущественно в возрасте 11-20 лет, что совпадает с активностью таких институтов социализации, как семья (на раннем этапе), школа, вуз. Здесь формируется тезаурусный инструмент различения «своих» и «чужих» по национальному признаку, который несуществен в ситуации нормального межэтнического возаимодействия и межкультурной коммуникации, но может стать значимым при наличии ситуаций межнациональной неприязни, конфликтов на национальной почве, социальных практик исключения по национальному признаку.

3. Национальная идентификация развивается в молодежной среде неравномерно, в том числе и потому, что становление всей совокупности идентичностей молодого человека с обществом, социальным окружением накладывается на возрастные кризисы, переход от первичной социализации ко вторичной с последующими этапами ресоциализации.

4. В российских условиях национальная идентификация с русским народом происходит частично без признания в качестве определяющего «фактора крови». Разграничение на «русских» и «не русских» не осуществляется в среде молодых русских по этническому признаку, основанием для дифференциации служит самоидентификация личности (самоощущение, самочувствие в аспекте национальных отношений). Решающими являются и прочно заложенные в русском менталитете культурно-исторические стереотипы, заставляющие избегать политизации проблем, возникающих в сфере национальных отношений.

5. Основными группами молодежи, которые могут стать инициаторами национальных конфликтов на почве «русского вопроса», являются юноши и девушки со спутанной национальной идентичностью. Эта группа вследствие не сформировавшихся у нее четких убеждений наиболее подвержена воздействию внешних факторов регуляции поведения.

 

Основные результаты диссертационного исследования изложены в публикациях:

1. Намлинская О. О. Национальная самоидентификация молодежи как фактор социальной безопасности // Безопасность Евразии. — 2007. — №2. — С. 241–254. (принята редакцией и подписана в печать 20 декабря 2006 г.). (0,8 п. л.)

2. Намлинская О. О. Вуз государственный vs вуз негосударственный: московские студенты о своих вузах: данные социологического исследования // Знание. Понимание. Умение. — 2004. — №1. — С. 117–126. (1,2 п. л.)

3. Намлинская О. О. Исследование ценностных ориентаций первокурсников МосГУ // Актуальные проблемы гуманитарных исследований: Доклады и материалы научной конференции / Отв. ред. Вал. А. Луков. — М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2004. — С. 3–6. (0,2 п. л.)

4. Луков Вал. А., Гневашева В. А., Намлинская О. О. Ценностные ориентации и ожидания от будущего // Первокурсник Московского гуманитарного университета: 2004 год: Итоги междисциплинарного исследования. Ч. 1 /Под общ. ред. Вал. А. Лукова, А. И. Ковалевой. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2005. — С. 77–95. (1,2 п. л., авт. 0,4 п. л.)

5. Намлинская О. О. Ценностные ориентации первокурсников МосГУ // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — №1. — С. 123–129. (1,0 п. л.)

6 Намлинская О. О. Научно-практическая конференция «Молодежная политика и молодежное движение в России: 15 лет перемен» // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — №3. — С. 233–234. (0,2 п. л.)

7. Намлинская О. О. Русская национальная идентичность в молодежной среде // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — №2. — С. 211–218. (1,1 п. л.)

8. Гневашева В. А., Луков С. В., Намлинская О. О. Российский вуз глазами студентов: данные VI этапа (2006 г.) // Знание. Понимание. Умение. — 2006. — №3. — С. 189–198. (1,2 п. л., авт. 0,4 п. л.)

9. Намлинская О. О. Русская национальная идентичность в молодежной среде // Гуманитарное знание: тенденции развития в XXI веке /Под общ. ред. Вал. А. Лукова. — М.: Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2006. — С. 506–528. (1,2 п. л.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

__________________________________________________________________

Издательство Московского гуманитарного университета

Печатно-множительное бюро

Подписано в печать 26.04.2007 г.   Формат 60 ´ 84 1/16

Усл. п. л. 1,1                 Тираж 100 экз.              Заказ №

 



[1] http://www.antirasizm.ru/publ_049.doc.

[2] http://www.ispr.ru/SOCOPROS/socopros200.html.