На правах рукописи

 

 

 

ПАВЛОВА

Юлия Владимировна

 

 

РЕПРОДУКТИВНАЯ ФУНКЦИЯ ОРГАНИЗМА КАК ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ЖИЗНЬ

 

 

Специальность: 12.00.02 —

конституционное право;

муниципальное право

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

 

Москва — 2007

 

Работа выполнена в ННОУ «Московский гуманитарный университет» на кафедре государственно-правовых дисциплин

 

Научный руководитель:                        доктор юридических наук, доцент

                                                              Белкин Александр Александрович

 

Научный консультант:                          доктор медицинских наук, профессор

                                                              Сергеев Юрий Дмитриевич

 

Официальные оппоненты:                    доктор юридических наук, профессор

                                                              Лагуткин Александр Владимирович

 

                                                              кандидат юридических наук

                                                              Беседкина Наталья Ивановна

 

Ведущая организация:                          Институт международного права и

                                                              экономики им. А.С. Грибоедова

 

 

Защита состоится 31 мая 2007г. в 16 час. в на заседании диссертационного совета Д 521.004.06 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук при ННОУ «Московский гуманитарный университет» по адресу: 111395, г. Москва, ул. Юности, д. 5/1, учебный корпус № 3, ауд. 511.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ННОУ «Московский гуманитарный университет».

 

Автореферат разослан «____» ____________ 2007 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                Е. В. Белоусова

 

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В современном понимании права человека — наиболее существенные его возможности развития, неотъемлемые свойства, определяющие меру его свободы[1]. Институт прав и свобод является одним из центральных в конституционном праве Российской Федерации. Так, в ч. 2 ст.17 Конституции Российской Федерации устанавливается, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Конституционные права и свободы, которыми обладает человек, являются основными, фундаментальными. Вместе с тем, почти все демократические конституции при самом полном перечислении прав и свобод в заключении признают, что перечень не является исчерпывающим. В ч.1 ст.55 Конституции Российской Федерации определено: «Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». Данную формулировку можно толковать как признание неисчерпаемости содержания конституционных прав и свобод, расширение границ которых является важнейшей задачей развития науки конституционного права[2].

В настоящее время демографический кризис и проблема репродуктивного здоровья оказались в фокусе общественного внимания. Этому способствовали сложившиеся неблагоприятные тенденции к ухудшению здоровья населения Российской Федерации в целом и репродуктивного здоровья в частности.

Охрана репродуктивного здоровья населения России при сохраняющихся негативных демографических тенденциях и депопуляции населения в последние годы стала одним из основных направлений деятельности органов управления и учреждений здравоохранения, критерием эффективности социальной политики государства.

Впервые всеобъемлюще о правовом регулировании репродуктивной функции человека, о его репродуктивных правах было заявлено на Международной Конференции по Народонаселению и Развитию (МКНР), состоявшейся в сентябре 1994 года в Каире и получило дальнейшее развитие в Докладе Четвертой всемирной конференции по положению женщин и в принятой Конференцией Платформе действий. Россия, в числе 180 государств мира, подписала этот документ.

На Каирской конференции репродуктивное здоровье в контексте человеческого развития было определено как «состояние полного физического, умственного и социального благополучия, а не просто отсутствие болезни или увечья во всем, связанном с репродуктивной системой, ее функциями и процессами», а охрана репродуктивного здоровья — как «объединение методов, технологий и услуг, которые защищают репродуктивное здоровье, посредством предотвращения и решения проблем в этой сфере». Указанная программа действий Каирской конференции впервые определила, что репродуктивные права охватывают некоторые права человека, которые уже признаны национальным законодательством многих стран, в международных актах по правам человека и являются составной и неделимой частью всеобщих прав. Не создавая каких-либо новых международно-правовых норм в области прав человека, Международная конференция по народонаселению и развитию подтвердила применимость общепризнанных норм в области прав человека в отношении всех аспектов репродуктивной деятельности человека, направленной на преодоление демографического кризиса.

Представляется очевидным, что осуществление человеком репродуктивной функции, появление новых методов преодоления бесплодия, в конечном счете, направлено на появление новой человеческой жизни, а, следовательно, является одной из форм реализации права человека на жизнь.

Право на жизнь — первейшее право человека и теоретическое исследование его реализации должно быть направлено к поискам новых эффективных гарантий данного права[3].

Кроме того, репродуктивные права являются элементами некоторых гражданских (личных) и социальных прав человека и гражданина, зафиксированных в Конституции Российской Федерации и международных пактах о правах человека. Следовательно, изучение репродуктивных прав должно осуществляться с учетом конституционных положений, рассматриваться через призму содержания соответствующих прав и свобод. Так, самое непосредственное отношение к репродуктивным правам имеет право каждого человека на жизнь, право на охрану здоровья, право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, право на охрану личной, семейной тайны, а также признание личного достоинства и принцип равноправия мужчины и женщины.

Некоторые из репродуктивных прав приобретают значение основных прав, а, следовательно, они должны получить законодательное закрепление и конституционную защиту. Проблема охраны репродуктивного здоровья и репродуктивных прав человека и гражданина должна являться важнейшим направлением государственной политики, определяющим национальную безопасность и на государство должна быть возложена обязанность их юридического обеспечения.

До недавнего времени рассматриваемая область оставалась практически полностью за пределами правового анализа, и ей не уделялось надлежащего внимания в российской юридической литературе. Возможно, это объясняется тем, что правовое регулирование репродуктивной функции человека является новым для российского права и пока еще не нашло себе признанного места в общей системе российского права. Только недавно вопросы, связанные с осуществлением гражданами репродуктивных прав, стали привлекать к себе более пристальное внимание юристов. Значительным катализатором обсуждения данной проблемы явились новейшие достижения в области биомедицины, существенно расширяющие возможности лечения бесплодия при помощи новых репродуктивных технологий.

Сегодня право вынуждено вторгаться в такие сферы общественных отношений, которые прежде считались внеправовыми. Более пятидесяти лет назад никто не стал бы говорить о необходимости правового регулирования таких вспомогательных репродуктивных технологий, как например, искусственное оплодотворение. Стали возникать коллизии по правомерности использования новой диагностической и лечебной технологии, выяснилось отсутствие законов, регламентирующих в этих ситуациях права врача, женщины, ее родственников, и т.д. Не освещены проблемы применения мер юридической ответственности, возникающие при реализации гражданами своих прав в области репродуктивного поведения.

Вмешательство в процесс деторождения, возможность выбраковки неполноценных в генетическом отношении оплодотворенных яйцеклеток, опасность манипулирования половыми клетками очертили круг правовых и моральных вопросов, связанных с новыми репродуктивными технологиями: право на занятие практикой такого рода, правовой и этический статус эмбриона, правовой и моральный статус искусственного оплодотворения, правомерность замораживания эмбрионов, яйцеклеток, сперматозоидов, сроки их хранения и использование их для реципиентов (донорство яйцеклеток, сперматозоидов, эмбрионов), права и обязанности доноров половых клеток, правовые и этические особенности суррогатного материнства и др.

В юридической науке в настоящее время отсутствует специальное монографическое исследование конституционно-правовой природы репродуктивной функции человека, ее взаимосвязи с важнейшим личным правом — правом на жизнь и специфики правоотношений, возникающих при использовании методов искусственной репродукции. Действующие правовые нормы фрагментарны, затрагивают отдельные аспекты возникающих проблем. Более того, в отечественной юридической, в том числе конституционно-правовой литературе практически не существует теоретических исследований правовых проблем, связанных с соблюдением конституционных прав человека и гражданина, сопряженных с достижениями медицины в области лечения бесплодия. Большинство правовых вопросов, возникающих в этой связи, до сих пор не урегулировано в российском праве.

Сказанное выше доказывает, что изучение содержания репродуктивной функции человека как формы реализации конституционного права на жизнь, является остроактуальной темой, востребованной современной медициной и юриспруденцией.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемы, связанные с правовым регулированием сферы репродукции человека рассматривались как отечественными, так и зарубежными учеными в области права и медицины.

Общетеоретической основой исследования репродуктивных прав послужили работы отечественных ученых-правоведов, а также специалистов, изучающих данные проблемы на стыке медицины и права: Р.М. Абдалова, В.И.Акопова, Е.Г.Афанасьевой, Е.А Балаевой, Н.И.Беседкиной, О.Л. Дубовик, Ю.А.Дмитриева, Е.В.Григоровича, Г.С.Демидовой, А.Ю. Кабалкина, В.А. Кабатова, В.Д. Карповича, Е.И. Козловой, Л.О. Красавчиковой, О.Е. Кутафина, Ф.М.Рудинского, М.Н.Малеиной, А.В.Малько, М.Н.Марченко, Ю.С. Пивоварова, Г.Б. Романовского, Ю.Д.Сергеева, В.М. Федосеева, О.А. Хазовой, К.А. Чернеги, В.Е. Чиркина и других.

Для проведения исследования использовались также труды иностранных ученых: А.И Йорыша, Ю.В. Пионтовски, Я. Драгонец, П. Холлендера и др.

Объектом исследования являются отношения, возникающие при реализации гражданами репродуктивной функции, являющейся одной из форм реализации конституционного права на жизнь, а также элементами других личных прав человека и гражданина. Самостоятельным объектом исследования является подробное рассмотрение правового регулирования методов вспомогательных репродуктивных технологий, методов планирования семьи, их взаимосвязь с конституционными правами и конституционно — правовыми гарантиями их реализации.

Предметом исследования являются нормы конституционного и иных отраслей права, регулирующие репродуктивную функцию человеческого организма как одну из форм реализации права человека на жизнь.

Цель исследования. Целью диссертации является комплексное изучение теоретических и практических вопросов, связанных с юридической природой репродуктивной функции как одной из форм реализации права человека на жизнь и как элемента других личных прав человека и на основании проведенного исследования определить основные направления совершенствования действующего законодательства.

Для достижения поставленной цели ставятся следующие задачи:

1.      Определение понятия и содержания репродуктивной функции человеческого организма как особого объекта конституционно-правового регулирования.

2.      Выявление специфических особенностей правового регулирования репродуктивной функции организма и выявление ее взаимосвязи с правом на жизнь и другими личными правами человека и гражданина.

3.      Определение правовых гарантий способов репродуктивного воспроизводства человеческой жизни.

4.      Определение правового статуса сторон при осуществлении гражданами репродуктивной функции.

5.      Выработка обоснованных предложений по совершенствованию законодательства, касающегося рассматриваемых правоотношений.

Методологическая основа исследования.

В процессе исследования использовались общенаучные методы познания: историко-логический и диалектический, а также частно-научные методы: сравнительного правоведения, системного анализа, метод правового моделирования.

Исследование темы потребовало обращения к научным работам по общей теории права, философии права, истории государства и права России, конституционному праву.

Нормативную базу исследования составили конституционные и другие нормативно-правовые акты российского и зарубежного законодательства, регулирующие репродуктивную деятельность человека, конституционные права и свободы, связанные с реализацией этих прав.

Эмпирическую базу исследования составили:

─ Анализ данных об особенностях применения различных видов вспомогательных репродуктивных технологий, полученных в ходе опроса юрисконсультов и руководителей медицинских учреждений (250 чел.), принимавших участие в работе Всероссийского Съезда по медицинскому праву (г. Москва, 13—15 апреля 2005 г) и в во Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Юридическое и деонтологическое обеспечение прав граждан на охрану здоровья» (Новосибирск, 13—14 сентября 2006 г.).

─ Опрос по специально разработанной методике в период с 2002—2006 гг. 113 врачей центров репродукции человека и планирования семьи в г. Москве, осуществляющих виды вспомогательных репродуктивных технологий.

─ Анализ 12 гражданских дел, обнаруженных в архивах судов московского региона по вопросам применения суррогатного материнства, а также 8 судебных дел по принудительной стерилизации, проводимой по решению суда с согласия опекуна недееспособного человека.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что впервые в отечественной юридической литературе проведено комплексное исследование конституционно-правовой природы репродуктивной функции человеческого организма как одной из форм реализации права на жизнь. Систематизированы и классифицированы конституционно-правовые и иные юридические нормы, обеспечивающие реализацию различных форм репродукции человека и предложена система гарантий способов репродуктивного воспроизводства человеческой жизни.

Определено место репродуктивных прав человека в системе конституционных прав и свобод, выявлено их соотношение с правом человека на жизнь, систематизированы различные формы их реализации и степень обеспечения репродуктивной функции человека национальным законодательством.

В диссертации обоснованы и выносятся на защиту следующие выводы, полученные в результате исследования, отражающие новизну проведенного исследования:

1. Вывод о том, что права, связанные с осуществлением репродуктивной функции человека (репродуктивные права) относятся к числу естественных, прирожденных, неотъемлемых прав, вытекают из природы самого человека, его физиологических характеристик и естественных потребностей. Основой реализации человеком репродуктивной функции является конституционное право на жизнь, т.к. вне зависимости от форм ее осуществления (например, с помощью применения методов искусственной репродукции) конечной целью является зарождение новой человеческой жизни.

2. Вывод о том, что репродуктивные права — это права супружеских пар или отдельных лиц на достижение максимально высокого уровня репродуктивного здоровья, включающее в себя право свободно и ответственно принимать решения в отношении воспроизводства потомства без какой-либо дискриминации, принуждения и насилия, располагать для этого необходимой информацией и иметь доступ к наиболее эффективным и безопасным методам планирования семьи и методам преодоления бесплодия.

3. Заключение о том, что система репродуктивных прав включает в себя:

─ право на свободный репродуктивный выбор и планирование семьи;

─ право на получение информации по охране репродуктивного здоровья и планированию семьи;

─ право на получение специализированной медицинской помощи в целях охраны репродуктивного здоровья;

─ право на невмешательство в личную жизнь и конфедициальность при получении услуг по охране репродуктивного здоровья;

─ право на пользование достижениями научного прогресса в целях охраны репродуктивного здоровья и лечения бесплодия;

─ право на донорство и хранение половых клеток;

─ право на защиту своих репродуктивных прав.

4. Заключение о том, что репродуктивные права являются элементами некоторых основных (личных) и других конституционных прав человека и гражданина, находящихся в тесной взаимосвязи с правом человека на жизнь и расширяют их содержание, в частности:

а) репродуктивное право на свободный репродуктивный выбор и планирование семьи является элементами права на личную свободу (ст. 22 Конституции РФ, ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, ч. 1 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, право на свободный репродуктивный выбор и планирование семьи находится во взаимосвязи со ст.38 Конституции Российской Федерации, с ч. 3 ст. 16 Всеобщей декларации прав человека, ч. 1 ст. 23 Международного пакта о гражданских и политических правах, ч. 1 ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, провозглашающими защиту материнства, детства и семьи со стороны общества и государства.

б) репродуктивное право на получение информации по охране репродуктивного здоровья и планированию семьи — элемент права каждого человека и гражданина свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (п. 4 ст. 29 Конституции РФ, ч. 2 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах).

в) репродуктивное право на получение специализированной медицинской помощи в целях охраны репродуктивного здоровья — элемент одного из важнейших социальных прав человека и гражданина — права на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41 Конституции РФ), которое является общепризнанная нормой международного права, закрепленной как во Всеобщей декларации прав человека (ст. 25), так и в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 12).

г) репродуктивное право на невмешательство в личную жизнь и конфедициальность при получении услуг по охране репродуктивного здоровья является элементом конституционного права на неприкосновенность частной жизни, права на охрану личной и семейной тайны (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ), ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, устанавливающей право на уважение частной и семейной жизни, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также является составной частью конституционного положения о недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица (п. 1 ст. 24 Конституции РФ).

д) право на пользование достижениями научного прогресса в целях охраны репродуктивного здоровья и лечения бесплодия является элементом ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, ч. 1 ст. 27 Всеобщей декларации прав человека, провозглашающими право каждого человека участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами.

е) право на защиту человеком своих репродуктивных прав гарантируется ст.ст. 45, 46 Конституции Российской Федерации, устанавливающими государственную и судебную защиту каждого человека и гражданина его прав и свобод в соответствии с положениями ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на эффективное средство правовой защиты и с положением ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, устанавливающей право каждого человека «на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией или законом».

5. Вывод о том, что репродуктивное здоровье населения и каждого человека в отдельности — особая сфера человеческой жизни, охрана которых и создание условий для реализации гражданами репродуктивных прав входит в число основных направлений деятельности Российской Федерации как социального государства.

6. Вывод о том, что право человека на свободу репродуктивного выбора является одним из важнейших элементов репродуктивной функции человека, гарантирующим право мужчин и женщин быть свободно действующими субъектами репродуктивного поведения, имеющими возможность свободно и ответственно решать вопрос о желаемом числе детей и промежутках между их рождениями и может считаться дополнительной гарантией права человека на жизнь и свободу.

7. Вывод о том, что элементы права на свободный репродуктивный выбор гарантируются следующими конституционно-правовыми нормами:

─ право на свободное принятие решений в отношении рождения или отказа от рождения ребенка в браке или вне брака находится во взаимосвязи с правом на личную свободу, с правом на неприкосновенность частной жизни и гарантируется ч.1 ст. 21 и ч. 1 ст. 23 Конституции РФ;

─право на планирование семьи, направленное на сохранение репродуктивного здоровья мужчин и женщин — гарантируется правом на охрану здоровья и медицинскую помощь (ч. 1.ст. 41 Конституции РФ).

8. Вывод о том, охрана репродуктивных прав человека обеспечивается следующими конституционно-правовыми нормами:

– право супругов на обеспечение достойной жизни себе и своим детям обеспечивается ч.1, ст. 21 Конституции РФ, закрепляющей обязанность государства принимать меры по охране достоинства личности;

– право на свободу выбора форм реализации репродуктивной функции человека охраняется конституционным правом на неприкосновенность частной жизни (ч.1 ст.23 Конституции РФ);

– право на сохранение тайны условий и причин рождения ребенка вне зависимости от форм репродукции (например, с применением одного из видов вспомогательных репродуктивных технологий) охраняется ч.1 ст.23 Конституции РФ, гарантирующей сохранение личной, семейной тайны каждого человека, а также ч.1 ст.24 Конституции РФ, запрещающей сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия;

– право мужчин и женщин принимать решение в отношении воспроизводства потомства без какой бы то ни было дискриминации, принуждения и насилия, включающее, в частности, запрет на принуждение женщины к зачатию, к прерыванию беременности, запрет на применение принудительной медицинской стерилизации гарантируется конституционным правом на личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ).

9. Вывод о том, что осознание и юридическое признание высшей ценности человеческой жизни противоречит действию биологического закона естественного отбора. Этот недостаток, как показывает практика правового (в том числе конституционного) регулирования зарубежных государств восполняется все более широким использованием и юридической защитой вспомогательных репродуктивных технологий.

10. Вывод о том, что применение принудительной медицинской стерилизации граждан (как специального вмешательства с целью лишения человека способности к воспроизводству потомства) может расцениваться как действие, нарушающее право человека на личную неприкосновенность и право на охрану достоинства личности (ч.1 ст.21 и ч.1 ст.22 Конституции РФ). В связи с этим, представляется очевидным, что медицинская стерилизация может осуществляться исключительно с согласия человека на данный вид медицинского вмешательства.

11. Предложение о необходимости принятия специального закона, регулирующего общественные отношения, возникающие при реализации гражданами прав на охрану репродуктивного здоровья. Целью принятия данного закона является обеспечение систематизации и кодификации разрозненных нормативно-правовых актов, регулирующих данную сферу.

Структура предлагаемого закона должна включать в себя:

1) законодательное закрепление репродуктивных прав граждан, включая право на охрану репродуктивного здоровья; 2) определение основных направлений государственной политики в области охраны репродуктивного здоровья граждан, которая может быть реализована через систему государственной поддержки семьям, имеющим более двух детей; через государственную поддержку научных исследований в области охраны репродуктивного здоровья граждан; через совершенствование правовых основ в области охраны репродуктивных прав; через развитие медико-социальной и психолого-педагогической помощи гражданам при осуществлении ими своих репродуктивных прав; 3) определение основных принципов реализации репродуктивных прав (осуществление репродуктивных прав гражданами по своей воле и в своих интересах; гарантии равноправия граждан при осуществлении репродуктивной деятельности; конфиденциальность при рассмотрении и решении вопросов по охране репродуктивного здоровья; обеспечение гарантированного объема, качества и доступности услуг по охране репродуктивного здоровья и планированию семьи; 4) установление организационных основ обеспечения гражданами репродуктивных прав (закрепление условий деятельности организаций и физических лиц, обеспечивающих реализацию репродуктивных прав граждан); 5) закрепление ответственности за нарушение репродуктивных прав граждан; 6) установление порядка нормативно-правового регулирования репродуктивной деятельности и охраны репродуктивного здоровья.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что впервые дано полное определение репродуктивных прав человека и гражданина, выявлена их взаимосвязь с правом на жизнь и иными основными (конституционными) правами человека и гражданина, исследованы особенности и недостатки правового регулирования отдельных репродуктивных прав (права на планирование семьи и искусственное прерывание беременности; права на применение методов вспомогательных репродуктивных технологий; права на проведение медицинской стерилизации).

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в высших учебных заведениях в процессе преподавания учебной дисциплины «Конституционное право» в ходе учения о правах и свободах человека и гражданина. Материалы диссертации могут составлять основу лекций для учебных дисциплин «Правоведение», «Правовые основы охраны здоровья» в медицинских высших и средних учебных заведениях, а также для постдипломной правовой подготовки медицинских работников.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные в ходе исследования выводы и сформулированные на их основе предложения могут быть полезны для совершенствования нормативно-правовой базы, регулирующей отношения в сфере репродукции человека. Материалы работы могут быть использованы при изучении спецкурса «Медицинское право» для студентов юридических вузов, а также для повышения квалификации медицинских работников и юрисконсультов медицинских учреждений.

На основе теоретических положений работы могут быть созданы методические рекомендации для врачей, участвующих в применении методов искусственной репродукции, в частности рекомендации по порядку заключения договоров при применении программы суррогатного материнства.

Апробация результатов исследования осуществлялась по различным направлениям. Материалы диссертации, основные выводы и рекомендации были использованы в ходе учебных занятий по дисциплинам «Правоведение. (Юридические основы деятельности врача. Медицинское право)», «Правовые основы охраны здоровья» на кафедре «Медицинского права» Московской медицинской Академии им. И.М. Сеченова; на кафедре «Основ законодательства в здравоохранении» Московской медицинской Академии им. И.М. Сеченова; на кафедре «Истории медицины и правоведения» Российского Государственного Медицинского Университета в процессе преподавания учебной дисциплины «Правоведение». Результаты исследования докладывались на научно-практических конференциях, съездах, посвященных правовым проблемам охраны здоровья, в частности на 2 Всероссийском съезде (Национальном конгрессе) по медицинскому праву (Москва, 13—15 апреля 2005 г.); на Всероссийской научно-практической конференции «Юридическое и деонтологическое обеспечение прав российских граждан на охрану здоровья» (Новосибирск, 13—14 сентября 2006 г.)

Предложения по совершенствованию законодательства в изученной сфере нашли отражение в опубликованных научных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав (семи параграфов), заключения и списка используемой литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, ставиться цель исследования и связанные с нею задачи, научная новизна, объект и предмет исследования, методологическая и теоретическая основы, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, содержаться сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава диссертации «Понятие, содержание и конституционно-правовое регулирование репродуктивной функции организма в системе форм реализации права человека на жизнь» включает три параграфа и посвящена исследованию специфических признаков репродуктивной функции человека как особого объекта конституционно-правового регулирования и ее взаимосвязи с правом на жизнь и с другими, тесно связанным с ним основными (личными) правами человека и гражданина.

В первом параграфе «Понятие, содержание и место репродуктивной функции человеческого организма в системе форм реализации права человека на жизнь» охарактеризован институт прав и свобод человека и гражданина, исследуются специфические признаки и критерии (основания) классификации конституционных прав и свобод, а также выявлена взаимосвязь основного (личного) права на жизнь с репродуктивной функцией человека.

Диссертантом определено, что основой реализации человеком репродуктивной функции является конституционное право на жизнь, т.к. вне зависимости от форм ее осуществления (например, с помощью применения методов искусственной репродукции) конечной целью является зарождение новой человеческой жизни.

Вместе с тем, права, связанные с осуществлением репродуктивной функции человека (так называемые «репродуктивные права») имеют комплексный характер и являются элементами целого ряда личных прав человека и гражданина, закрепленных в Конституции Российской Федерации, международно-правовых актах о правах и свободах человека, и в иных правовых актах. Так, самое непосредственное отношение к репродуктивным правам имеет право каждого человека на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, право на охрану личной, семейной тайны.

На основе анализа документов Международных конференций, посвященных проблемам ухудшения репродуктивного здоровья населения в мире (Международной конференции по правам человека, прошедшей в Тегеране 23 мая 1968 года; Конференции по народонаселению в Мехико (1985); Международной Конференции по Народонаселению и Развитию (МКНР), состоявшейся в 1994 году в Каире) автором дано определение репродуктивных прав, раскрыто их содержание и юридическая природа.

Впервые всеобъемлюще о репродуктивных правах было заявлено на Международной Конференции по Народонаселению и Развитию (МКНР), состоявшейся в сентябре 1994 года в Каире и получило дальнейшее развитие в Докладе Четвертой всемирной конференции по положению женщин и в принятой Конференцией Платформе действий. Указанная программа действий Каирской конференции впервые определила, что репродуктивные права охватывают некоторые права человека, которые уже признаны национальным законодательством, в международных документах по правам человека и являются составной и неделимой частью всеобщих прав человека.

Таким образом, автором диссертации сделан вывод, что права, связанные с осуществлением человеком репродуктивной функции (репродуктивные права) — это права супружеских пар и отдельных лиц на достижение максимально высокого уровня репродуктивного здоровья, включающее в себя право свободно и ответственно принимать решения в отношении воспроизводства потомства без какой-либо дискриминации, принуждения и насилия, располагать для этого необходимой информацией и средствами и иметь доступ к наиболее эффективным и методам планирования семьи и методам преодоления бесплодия. Репродуктивные права включают в себя: право на свободный репродуктивный выбор и планирование семьи; право на получение информации по охране репродуктивного здоровья и планированию семьи; право на невмешательство в личную жизнь и конфедициальность при получении услуг по охране репродуктивного здоровья; право на получение специализированной медицинской помощи в целях охраны репродуктивного здоровья; право на пользование достижениями научного прогресса в целях охраны репродуктивного здоровья и лечения бесплодия; право на донорство и хранение половых клеток; право на защиту своих репродуктивных прав.

Во втором параграфе «Репродуктивная функция в механизме реализации основных личных прав человека и гражданина в Российской Федерации» автором диссертации проанализировано конституционное и законодательное обеспечение репродуктивной функции человека, как на международном правовом уровне, так и на национальном - в условиях нашей страны. Законодательство Российской Федерации, как и многих других стран, в отношении охраны репродуктивных прав в целом соответствует международным правовым документам (Всеобщей декларации прав человека; Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин; Конвенции ООН о правах ребенка, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, Международному пакту о гражданских и политических правах), регламентировано Конституцией Российской Федерации и специальными законодательными актами по охране здоровья, материнства, детства, социальной поддержке семьи; целевыми федеральными программами. Данные документы содержат ряд прав граждан Российской Федерации, которые могут рассматриваться самостоятельно или в сочетании с другими правами и служить целям охраны репродуктивного здоровья и защиты репродуктивной деятельности человека. Так, Конституция Российской Федерации содержит ряд статей, направленных на охрану отдельных репродуктивных прав мужчин и женщин (в соответствии с п. 1 ст. 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства). Приоритет интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни государства закреплен в Конвенции о правах ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г., обязательства по выполнению которой взяла на себя и Российская Федерация.

Конституционный принцип защиты материнства и детства, семьи находит свое конкретное выражение и развитие в законодательстве Российской Федерации и ее субъектов: об охране здоровья, о труде и охране труда, о социальном обеспечении, о браке и семье, а также в ряде норм других отраслей права.

Вместе с тем, диссертантом сделан общий вывод, что действующие правовые нормы фрагментарны, затрагивают лишь отдельные аспекты возникающих проблем и не обеспечивают в полной мере условий и возможностей для реализации репродуктивной функции и сохранения его репродуктивного здоровья. Сложившиеся нормы, регулирующие правоотношения в сфере репродукции человека, представляют собой автономный межотраслевой комплекс, требующий дальнейшего структурирования и внутренней согласованности. Забота о репродуктивном здоровье населения, бесспорно, одна из основных функций социального государства, реализация которой, в первую очередь, должна сопровождаться изменениями правового механизма. Таким образом, в целях улучшения правового регулирования общественных отношений, возникающих в сфере репродуктивной деятельности человека, представляется необходимым принятие новых и совершенствование уже действующих правовых актов, закрепляющих репродуктивные права граждан и определяющих механизмы их реализации.

Восполнить отчасти этот пробел могло бы принятие специализированного закона, регулирующего общественные отношения, возникающие при реализации гражданами прав на охрану репродуктивного здоровья. Целью принятия данного закона являлось бы обеспечение систематизации разрозненных нормативно-правовых актов, регулирующих данную сферу.

Третий параграф «Использование вспомогательных репродуктивных технологий в механизме обеспечения права человека на жизнь: опыт правового регулирования в России и зарубежных государствах» посвящен рассмотрению проблем правового регулирования методов искусственной репродукции.

В настоящее время, несмотря на достижения современной медицины, увеличивается количество бесплодных браков. По результатам медицинской статистики в России каждый шестой брак бесплоден в силу различных причин.[4] Это приводит к распаду семьи, к ухудшению демографической ситуации. Сегодня в результате развития научных достижений в медицине, применения методов искусственной репродукции стало возможным преодоления бесплодия.

Вспомогательные репродуктивные технологии направлены на преодоление бесплодия, на появление новой человеческой жизни, а, следовательно, содержание права на применение методов искусственной репродукции можно рассматривать сквозь призму содержания основного права человека – права на жизнь.

В связи с этим задача государства состоит в создании правового режима реализации права человека на применение методов искусственной репродукции в целях защиты человеческой жизни от попыток произвольного манипулирования ею, т.к. недостатки механизма правового регулирования в указанной области отрицательно сказываются на защите прав и законных интересов субъектов возникающих правоотношений.

В рамках данного параграфа проведен сравнительно-правовой анализ зарубежного опыта закрепления права человека на применение методов преодоления бесплодия (права на искусственное оплодотворение, имплантацию эмбриона, суррогатного материнства).

Наиболее прогрессивным государством в этом отношении является Швейцария. Так, в ст.119 Конституции Швейцарской Конфедерации отдельно урегулированы вопросы применения репродуктивной медицины и генной инженерии человека. В соответствии с данной статьей процедуры медицински поддерживаемой репродукции могут быть применены в том случае, если преодоление бесплодия невозможно иным способом. Оплодотворение человеческих яйцеклеток вне тела женщины также разрешается только при установленных законом условиях. При этом, вне тела женщины можно развить в эмбрионы столько человеческих яйцеклеток, сколько их можно ей сразу имплантировать. Отдельно оговаривается запрет на пожертвование эмбрионов и все виды суррогатного материнства. Запрещается также любая торговля человеческим зародышевым материалом и производными из эмбрионов. Таким образом, право на применение методов искусственной репродукции в указанной стране является составной частью основных прав человека и гарантируется Конституцией. В свете последних достижений в данной сфере такая позиция представляется наиболее актуальной и оправданной.

Рассмотрены также особенности правового регулирования методов вспомогательных репродуктивных технологий в Российской Федерации, выявлены ограничения при их применении, пробелы и противоречия правового регулирования данных методов и сформулированы предложения для их устранения.

Вторая глава «Особенности реализации конституционного права на жизнь через репродуктивную функцию человеческого организма»  состоит из четырех параграфов и посвящена анализу правовых средств и способов реализации репродуктивной функции человека, а также определению системы правовых гарантий ее реализации.

В первом параграфе «Гарантии свободы репродуктивного выбора как одной из форм реализации права человека на жизнь» раскрыто содержание права на свободный репродуктивный выбор и планирование семьи, и его взаимосвязь с конституционными правами и свободами.

Традиционно право на свободу репродуктивного выбора связывают с правом женщины иметь или не иметь детей, правом на искусственное прерывание беременности (аборт) и правом на предотвращение нежелательной беременности. Однако, по мнению диссертанта, понятие репродуктивной свободы гораздо шире, т.к. она выступает как элемент конституционных прав на свободу, личную неприкосновенность, признание достоинства личности и принцип равноправия. Свобода и личная неприкосновенность трактуются достаточно широко, охватывая сферу как биологической, так и социальной жизни. Таким образом, можно предположить, что право на свободу и личную неприкосновенность включает в себя комплекс конкретных правомочий, реализуемых в личной сфере. Так, женщины и мужчины являются свободно действующими субъектами репродуктивного поведения и не могут выступать в качестве объектов или средств для проведения принудительной демографической политики и планирования семьи. Они должны иметь возможность свободно и ответственно решать вопрос о желаемом числе детей и промежутках между их рождениями.

Своеобразие свободы репродуктивного выбора как объекта конституционной охраны состоит в том, что данное репродуктивное право защищается всей системой конституционных прав и свобод.

Прежде всего, право на свободный репродуктивный выбор является одной форм реализации права на жизнь т.к. само назначение репродуктивных прав состоит в продолжении жизни в потомстве, следовательно, исследование юридической природы репродуктивных прав направлено, прежде всего, на расширение содержания данного права.

Вместе с тем, отдельные элементы права на свободу репродуктивного выбора имеют самое непосредственное отношение и к другим конституционным правам человека, находящимся во взаимосвязи с правом на жизнь и обеспечивающими ее охрану.

Так, элементы права на свободный репродуктивный выбор гарантируются следующими конституционно-правовыми нормами:

─ право на свободное принятие решений в отношении рождения или отказа от рождения ребенка в браке или вне брака находится во взаимосвязи с правом на личную свободу, с правом на неприкосновенность частной жизни и гарантируется ч.1 ст.21 и ч.1 ст.23 Конституции РФ;

─ право на планирование семьи, направленное на сохранение репродуктивного здоровья мужчин и женщин — гарантируется правом на охрану здоровья и медицинскую помощь (ч.1.ст.41 Конституции РФ).

В рамках данного параграфа проанализированы также особенности национальной стратегии планирования семьи, охраны репродуктивного здоровья и репродуктивных прав человека и предложены элементы программы планирования семьи.

Второй параграф «Конституционно-правовое обеспечение репродуктивной функции человеческого организма» посвящен анализу конституционно-правовых и других юридических норм, направленных на защиту и охрану репродуктивной деятельности человека.

В рамках данного параграфа рассмотрены также способы судебной защиты в случае нарушения прав человека при реализации репродуктивной функции.

Охрана репродуктивных прав человека обеспечивается следующими конституционно-правовыми нормами: право супругов на обеспечение достойной жизни себе и своим детям обеспечивается ч.1, ст. 21 Конституции РФ, закрепляющей обязанность государства принимать меры по охране достоинства личности; право на свободу выбора форм реализации репродуктивной функции человека охраняется конституционным правом на неприкосновенность частной жизни (ч.1 ст.23 Конституции РФ); право на сохранение тайны условий и причин рождения ребенка вне зависимости от форм репродукции (например, с применением одного из видов вспомогательных репродуктивных технологий) охраняется ч.1 ст.23 Конституции РФ, гарантирующей сохранение личной, семейной тайны каждого человека, а также ч.1 ст.24 Конституции РФ, запрещающей сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия; право мужчин и женщин принимать решение в отношении воспроизводства потомства без какой бы то ни было дискриминации, принуждения и насилия, включающее, в частности запрет на принуждение женщины к зачатию, к прерыванию беременности, запрет на применение принудительной медицинской стерилизации гарантируется конституционным правом на личную неприкосновенность (ч.1 ст.22 Конституции РФ).

В заключении сделан общий вывод о том, что репродуктивное здоровье населения и каждого человека в отдельности — особая сфера человеческой жизни, охрана которого и создание условий для реализации гражданами репродуктивных прав, несомненно, должно входить в число основных направлений деятельности Российской Федерации как социального государства. В связи с этим, особенно важным является создание эффективных юридических гарантий, обеспечивающих возможность реализации гражданами репродуктивной функции.

Третий параграф «Проблемы правового регулирования прерывания беременности и медицинской стерилизации в механизме реализации права человека на жизнь» посвящен этико-правовым проблемам допустимости абортов на разных сроках беременности и их законодательной регламентации. Изучены основные этапы развития законодательства и проведен сравнительно-правовой анализ действующих правовых норм, закрепляющих право женщины на искусственное прерывание беременности. Проанализированы виды абортов и дана характеристика социальным и медицинским показаниям, определяющих право на производство аборта на поздних сроках.

Исследована взаимосвязь конституционного права на жизнь с одним из основных репродуктивных прав — правом на свободу репродуктивного выбора, центральным элементом которого является право женщины на искусственное прерывание беременности. Одной из наиболее важных проблем является момент возникновения права на жизнь и защита данного права при искусственном прерывании беременности. Диссертант поддерживает мнение о том, что ребенок нуждается в правовой защите до своего рождения. В связи с этим наиболее вероятной можно считать теорию о том, что эмбрион может считаться человеческим существом начиная с момента формирования всех основных органов, т.е. с 12 недель после зачатия. Следовательно, наличие социальных и медицинских показаний для прерывания беременности, позволяющих производить аборт после 12 недель беременности, является посягательством на жизнь будущего ребенка.

На основании изложенного выше сделан вывод, что прерывание беременности после 12 недель должно осуществляться только в исключительных случаях. Круг медицинских показаний для искусственного прерывания беременности независимо от срока должен быть четко определен, носить исчерпывающий характер и с учетом развития медицинской науки регулярно изменяться.

С правовым регулированием прерывания беременности тесно связаны проблемы медицинской стерилизации в Российской Федерации, т.к. данное медицинское вмешательство направлено на лишение человека детородной функции и в настоящее время рассматривается в основном как один из методов планирования семьи.

Центральным элементом исследования в данном параграфе является правомерность проведения такого специфического вида медицинского вмешательства, как принудительная стерилизация.

Диссертант приходит к выводу, что применение принудительной медицинской стерилизации граждан (как специального вмешательства с целью лишения человека способности к воспроизводству потомства или как метода контрацепции) можно расценивать как действие, нарушающее конституционное право на личную неприкосновенность, на достоинство личности, т.к. на основе анализа норм Конституции Российской Федерации и норм международно-правовых актов никакие обстоятельства, в том числе отрицательная оценка личности в общепризнанном понимании, в частности психическая болезнь, не может служить основанием для умаления достоинства. В связи с этим, в целях полного соблюдения прав и свобод человека и гражданина, медицинская стерилизация без добровольного согласия граждан на данный вид медицинского вмешательства не должна осуществляться ни при каких условиях.

В четвертом параграфе второй главы «Перспективы развития российского законодательства в сфере обеспечения конституционно-правовых гарантий реализации репродуктивной функции человеческого организма» проанализированы этико-правовые проблемы, связанные с возможностью клонирования людей, с вмешательством в генетическую структуру с целью произведения изменений в физиологии человека, с целью планирования качеств будущего ребенка на ранних эмбриональных стадиях и т.д.

В частности, представляется очевидным, что необходима юридическая защита права на секретность генома, т.к. в противном случае может произойти вторжение в частную жизнь человека. Например, геномный портрет человека выдает все тайны своего обладателя, расскажет о его наклонностях, болезнях и о многом другом, что, несомненно, противоречит неотъемлемому конституционному праву на неприкосновенность частной жизни, праву на сохранение личной, семейной тайны.

Также диссертант поддерживает точку зрения о том, что должно быть инициировано развитие внутреннего законодательства, регулирующего терапевтическое клонирование, в частности выращивание стволовых клеток, которые представляют своего рода строительный материал организма, так как использование результатов таких исследований направлено на сохранение жизни многих больных людей.

Вместе с тем, обоснованным представляется запрет репродуктивного клонирования (искусственного воспроизведения в лабораторных условиях генетически точной копии любого живого существ). В данном случае человек вторгается в сферу бытия, за которую он не ответственен в силу своей природы, что может повлечь возникновение непредсказуемых последствий.

Таким образом, можно констатировать, что перспективы, которые открываются перед человечеством в результате развития медицинской науки чрезвычайно широки, однако значительна и проблема защиты основных личных прав рожденного с помощью новых методов борьбы с бесплодием  человека.

В заключении подведены основные итоги, излагаются основные положения и выводы проведенного диссертационного исследования, сформулированы предложения по совершенствованию правового регулирования правоотношений в данной сфере.

В конце работы приведен список использованной в ходе исследования литературы и нормативно-правовых актов.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией:

1.      Павлова Ю.В. Сергеев Ю.Д. Проблемы правового регулирования применения методов вспомогательных репродуктивных технологий // Медицинское право. — М., 2006. — № 3 (15). — С. 3—9. — 0,4 п.л.

Работы, опубликованные в иных рецензируемых научных изданиях:

2.      Павлова Ю.В., Поспелова С.И. Новое в правовом регулировании репродуктивной деятельности человека // Вестник Российского государственного медицинского университета. — М, 2004 — № 6 (37). — С.34—46. — 0,7 п.л.

3.      Павлова Ю.В. Поспелова С.И. Правовые аспекты суррогатного материнства // Научные труды II Всероссийского съезда (Национального конгресса) по медицинскому праву (г. Москва, 13—15 апреля 2005 г.) / Под ред. Ю.Д. Сергеева. — М.: НАМП, 2003. — С.138—141. — 0,2 п.л.

4.      Павлова Ю.В. Конституционные основы признания и реализации репродуктивных прав человека // Всероссийской научно-практической конференции по медицинскому праву (г. Новосибирск, 13—14 сентября 2006 г.): Сборник научных трудов / Под ред. Ю.Д. Сергеева. — Новосибирск: НАМП, 2006. — С.161—171. — 0,6 п.л.

5.      Павлова Ю.В. Репродуктивные права человека и гражданина в правовой системе Российской Федерации // Всероссийской научно-практической конференции по медицинскому праву (г. Новосибирск, 13—14 сентября 2006 г.): Сборник научных трудов / Под ред. Ю.Д. Сергеева. — Новосибирск: НАМП, 2006. — С.171—181. — 0,6 п.л.

6.      Павлова Ю.В. Правовой режим искусственного прерывания беременности // Научные труды Московского гуманитарного университета. — М., 2006. — № 74. — С.22—30. — 0,5 п.л.

7.      Павлова Ю.В. Правовые аспекты применения медицинской стерилизации как метода планирования семьи // Медицинское право. — М., 2007. — № 1 (17). — С.14—19. — 0,3 п.л.

 



[1] Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред. Ф.М. Рудинского. — М.: ТФ МИР, 2006. — С. 5.

[2] Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М.: НОРМА—ИНФРА-М, 1998. — С. 157.

[3] Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики / Под ред. Ф.М. Рудинского. — М.: ТФ МИР, 2006. — С. 100.

[4] Курило Л.Ф. Некоторые вопросы применения репродуктивных технологий // Проблемы репродукции. — 2003. — № 1. — С. 26.