Тыхеева Юлия Цыреновна

Доктор философских наук, профессор

 

ЧЕЛОВЕК В ГОРОДСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

(Философско-антропологические основания урбанологии)

 

Как понятие, урбанизация обозначает процесс возникновения новых типов поселения – городов, а также характеризует рост их роли и влияния на всю поселенческую структуру населения. Урбанизация - новая форма пространственно-структурной организации жизни, конкретно-исторический этап развития общества, характеризующийся интенсивным формированием городов, как особого типа поселений, с большим количеством населения сосредоточенным на относительно небольшом пространстве. Урбанизация сопровождается расширением деятельности городских жителей, отделяющихся от старой аграрной экономической и социальной основы, приобретая глобальный характер. Эта городская поселенческая структура опирается на индустриальную основу, ее социально-экономические, политические, идеологические, психологические взаимосвязи и взаимовлияния, и создающая новую социально-экономическую организацию общества. Проблема урбанизации ставится и изучается широким спектром наук: историей, географией, экономическими науками, социологией, философией, психологией. Свой вклад в исследование процессов урбанизации должна внести философская антропология. Это связано с тем, что современное обществознание начинает постепенный поворот от изучения только объективированных сторон общества к проблемам человека.

В процессах урбанизации человек также исследовался как составная часть, как элемент городского сообщества, житель урбанизированной среды. Это совершенно недостаточно. Необходимо рассмотреть горожанина как активного субъекта, воздействующего на среду своего обитания, конструирующего ее в соответствии со своими потребностями, создающего ее и одновременно под влиянием, как этой среды, так и своей деятельности изменяющего самого себя. В то время как в современном обществоведении все больше внимания начинает уделяться человеку, урбанология также обращает внимание на взаимосвязи и взаимоотношения человека и города. Человек - творец города, человек - создатель самого города и городских условий и в то же время их продукт, т.е. новый человек - горожанин, и в этом качестве достоин отдельного исследования.

Такой подход может осуществить урбанология, как философско-антропологическая теория города, интегративная наука, изучающая проблемы городов и городских систем в их возникновении, функционировании в тесной взаимосвязи с рассмотрением человека как субъекта и объекта урбанизационных процессов. Антропологическая урбанология, выделяя роль человека, ставя его в центр исследования, изучает город как социально-историческое явление, как самое полное проявление цивилизационного процесса.

В рамках изучения проблем урбанизации философская антропология обретает практическое и даже эмпирическое значение, что выражается в конкретизации ее проблематики, - сосредоточенности на изучении деятельности и ментальности человека в городской среде. В городах получают оформление различные социальные институты: право, государство, религия, культура и другие. В городских условиях формируются новые типы взаимоотношений между людьми, теряющие личностный характер. Отношения становятся безличными: соседскими, правовыми, экономическими, социально-неравноправными, религиозно-идеологиче-скими, административно-управленческими и др.

Таким образом, необходимость исследовать проблему человека в городских условиях диктуется несколькими факторами: изменилась пространственная структура расселения людей; принял широкий размах процесс урбанизации; человек выступает как субъектом, так и объектом и городских условий; город становится своеобразным антропологизированным телом; происходит изменение  телесности человека как городского жителя, его идеологии, мировоззрения, ментальности и социальных институтов; город является своеобразной социально-исторической лабораторией, формирующей облик человека городского и человека вообще, облик города и общества в целом; город оказал и оказывает большое влияние на развитие городской культуры; возникает потребность философско-антропологическое исследование города, как арены жизнедеятельности человека.

Город как объект исследования представляет собой сложный и функциональный комплекс, который может быть всесторонне изучен лишь в фокусе пересечения целого ряда общественных наук: философии, философской и социальной антропологии, истории, социологии, экономики, географии, этнологии и других. Город исследуется как социально-исторический и социально-цивилизационный фактор, географический пространственный объект, в котором организуется вся деятельность человека, место, где формируется новая общность - горожане, а вместе с этим формируются новые формы организации общественной жизни - правовая, производственная, социально-стратификационная, создаются новые социальные институты.

Городской человек выступает творцом и продуктом города и городской жизни. Человек - творец истории, создатель техники и технологии, общественных отношений, общественных институтов, различного типа поселений и, в конечном итоге, создатель самого себя.

Предметом исследования является взаимодействие города и человека в их взаимовлиянии и взаиморазвитии. Город исследуется как своеобразная социально-историческая лаборатория общества, в которой происходят разнообразные и неоднозначные процессы. В нем формируется новые формы производства – промышленные, оформляющие собой городские пространственные единицы – заводы и фабрики, в которых развиваются обособленные виды деятельности. В городе создается правовое регулирование взаимоотношений, которое находит свое выражение в пространственной структуре города. В городе происходит изменение религиозной жизни общества, которая из природного пространства переходит во внутригородские искусственные, специально обустроенные помещения – храмы. В городе возникают и получают свое развитие культурные изобретения человечества – письменность, книгопечатание, радио, телевидение, кино, газеты и журналы. Они получают также свое пространственное оформление – учебные заведения, издательские и вещательные центры. Городская теснота диктует особый вид жилища – многоэтажные и многоквартирные здания, без предоставления земельных участков для ведения хозяйства или отдыха.

Городской человек не только житель, единица населения, он создает и живет в новом по своему существу сообществе, городском, и совершенно новой пространственной организации. Горожанин становится таковым одновременно с включением в новый вид поселения, каковым является город. Он составляет собой часть города, а город создает из него горожанина. Человек в городской среде обретает множество ролей, он становится полифункциональным существом и одновременно почти в каждой позиции – он дихотомичен. Разделяются функции горожанина и создаются разнообразные социально-функциональные маски (производитель и потребитель, актер и зритель, самостоятельный и жестко направляемый, ритор и слушатель, священнослужитель и прихожанин и т.п.). Наиболее ярко проявляется такое разделение в специализации производственных функций (гончар, ткач, кузнец и пр.), а также в разделении производственных операций (заготовка, изготовление, украшение и пр.). Горожанин становится «частичным работником». Этот процесс своего апогея достигает в конвейерном производстве.

Психологические черты горожан также подвергаются переработке, постепенно приближаясь к некоторому среднему показателю. Формируется внутренняя убежденность в психологическом отличии горожанина от «деревенщины». Поведение людей, их реакция на те или иные события формируются во время публичных актов – празднеств, зрелищ, шествий, наказаний, которые предписывают определенные реакции поведения и переживания. В городе создается единое, общее, своего рода общее, нивелированное сознание, новая городская ментальность.

Урбанизация – как цивилизационный процесс, характеризуется не только как перемена места жительства людей, но и как глубокие изменения во всех без исключения сторонах жизни человека и общества в целом. В городе возникают и апробируются различные формы взаимодействия людей, вырабатываются правила поведения в частной и общественной жизни, возникают все более опосредованные взаимозависимости, складываются новые формы общения. Город создает телесность и ментальность горожанина.

Урбанизация – понятие, обозначающее процесс возникновения новых типов поселения – городов, а также роста их роли и влияния на всю поселенческую структуру населения. Урбанизация – новая форма пространственно-структурной организации расселения населения, где большую долю и главное значение приобретают города. Урбанизация в историческом развитии реализуется как состояние и процесс, активно воздействующие на все социальное пространство, выступающие в роли средства преобразования.

Город как материально-историческое образование – одна из форм  расселения людей в исторической ретроспективе и пространственном континууме. Исторические ступени общества диктуют тип и историческую судьбу города вообще и конкретного города в частности. При исследовании города философская антропология  обращает внимание на взаимоотношения человека (в историческом процессе превращающегося в своеобразный субъект – «городской человек») и изменяющейся среды его обитания (городского пространства). Развитие  города сопровождается изменением городского пространства, как внешнего (географического и архитектурного), так и внутреннего (ментального, семиотического).

Город - модель современных процессов формирования человеческого в человеке. В процессах урбанизации возникают новые формы институализации и идентификации общества в целом и отдельного человека в частности. При таком подходе общие философско-антропологические проблемы сужены до рассмотрения проблем человека в рамках города. Это позволяет исследовать проблему «человек и город» как специфическую часть философской антропологии через своеобразие соотношения  характеристик городского человека через призму его деятельности и взаимоотношений с другими людьми в условиях города.

Урбанология – интегративная наука, изучающая проблемы городов и городских систем с самых разных сторон в их совокупности. Урбанология – слово, которое включает в себя латинские слова «urbs», «logos», - означает «наука о городе»,  теория города, интегрирующее знание, которое призвано обосновать и выявить сущностные характеристики города, его исторические смыслы и природу с общих методологических характеристик. Это позволяет рассмотреть город как особое социальное, стадиально-значимое, исторически обусловленное явление, в его тесном единстве с цивилизационным развитием общества. В своем развитии урбанология опирается на урбанистику - описание города.

Представляется актуальным философско-антропологическое понимание городской жизни. В городе появляется новый человек - человек городской - имеющий собственные телесные, ментальные и социальные характеристики и особый образ жизни, выполняющий различные функции, и, в свою  очередь, формирующий собственную оригинальную, непохожую на деревенскую или природную новую среду своего обитания - город. Прослеживаются социально-исторических изменения положения человека в пространстве города и его места в городской ткани как объекта, изменяющегося под давлением городских условий, так и активного субъекта, своей деятельностью и воздействием меняющего свою среду и город вокруг себя.

В городе формируется менталитет городского человека, его восприятие городской среды, семиотической «расшифровки» окружающего мира, герменевтической интерпретации мира и самого себя.

Город как феномен культуры и его функциональная среда.. Первая и главная характеристика города - это количественные параметры (численность населения, размеры поселения, плотность населения на единицу городской площади – то, что исследователи называют «теснотой»). А вторая – переплетающаяся с первой – качественные показатели (виды деятельности жителей города, функции, выполняемые городом, взаимодействие с ближней и дальней округой). Вместе с количественно-качественными характеристиками города происходит его пространственное структурирование.

Для города характерно выполнение ряда функций, как для своей собственной жизнедеятельности, так и для округи (производственной, управленческой, экономической, политической, военной и т.п.). Особенностью города является то, что он формирует не только новое по своему характеру, видам деятельности население, но и создает человека нового типа - горожанина.

Город во многом раскрывается как наиболее яркое проявление сущности всемирного исторического и социокультурного процесса. Город - преобразующая сила в развитии новой (по отношению к первобытному обществу) исторически определенной социальности (соответствующей цивилизации). Поэтому для его изучения необходим большой эмпирический исторический материал, выступающий в роли содержательного каркаса определения. Именно в такой новой форме социально-исторической организации, как город, происходит изменение социального и географического пространства, содержания производственной и культурной жизни, усложнения социальных отношений и социально-стратификационной структуры населения. Изменяются социально-политические и производственно-экономические роли не только самих поселений, но и социальные роли людей.

В городе иной становится социальная организация населения. В городе формируется социальное расслоение, дистанциируются и фиксируются различные социальные роли людей, отражающиеся в различных сторонах жизни горожан, начиная от различий в функциях, взаимоотношениях, этикете, одежде, пище, жилище, и заканчивая изменением и особой структурированностью городского пространства, которые выражены: организацией различения и противопоставления пространств видов деятельности - производственные, экономические, идеологические, культурно-досуговые, образовательные и др.; оформлением структуры и выполнения социально-политических ролей определенных групп §населения - мест политического взаимодействия - властей (исполнения и демонстрации) и управляемых (их взаимодействия и противопоставления), их идеологической (религиозной) и правовой поддержки; оформлением структуры и выполнения социально-экономических мест взаимодействия (рынок, банки, различные финансово-экономические учреждения), проживания имущих и неимущих; выделением и отделением территорий для лиц с какими-либо ограничениями - производственными, этническими, асоциальными, медицинскими и др.; а затем изгнанием за границы городских территорий мест позора, казней, лишения свободы преступников (т.е. пространства репрессий), смерти (кладбищ), медицинских учреждений для психических и неизлечимо больных и т.п.

В городе формировалось своеобразное единство физического и социального пространства, - пространство отношений, взаимозависимостей, систем связей и закономерностей. Таким образом, становится ясно, что определение города - это неоднозначная проблема, вовлекающая в свою орбиту множество сторон общественной жизни и обществознания.

Урбанизация как процесс и результат деятельности человека. Урбанизация – понятие, которое можно трактовать в трех смыслах: 1)как возникновение, формирование  города, как новой формы поселения - городского, отделяющегося от старой аграрной экономической и социальной основы; 2)как процесс возникновения и формирования новой поселенческой структуры, опирающийся на новую основу - индустриальную, их новые социально-экономические, политические, идеологические, психологические взаимосвязи и взаимовлияния, и создающий новую социально-экономическую организацию всего общества; 3) как формирование городского человека, члена новой городской общины, выполняющего ряд новых (по сравнению с сельской, догородской деятельностью) функций, вырабатывающего новую ментальность и существующего в ней.

Урбогенез (возникновение и формирование города) играет роль основополагающей структурообразующей части процесса урбанизации. Он становится необходимым фактором развития общества. Город создает внутри себя и вокруг особую среду - урбанизационную, которая с необходимостью «выделяет» из себя особые структуры, реализующие и обеспечивающие ее существование и развитие. Она выступает в качестве определяющего компонента цивилизации. Эта среда, возникающая в процессе урбанизации, становится основанием и одновременно условием развертывания урбанизационного процесса.

Урбанизационный процесс можно понимать как проявление определенного, исторически ограниченного этапа территориальной организации общества, основными признаками которого выступают: преобладание центростремительной тенденции в размещении производства и расселения людей, что приводит к концентрации экономической и социальной жизни в крупных городах — агломерациях; наличие двух форм поселения (города и деревни) при явном преобладании города; нарастающая замена природных компонентов среды обитания техногенными, «второй природой»; существование социально-территориальных различий, т.е. неоднородности условий жизнедеятельности в системах расселения.

На первом наиболее продолжительном этапе урбанизации, условно называемом «городской революцией», существовало множество разнообразных городских поселений. Несмотря на отдаленность друг от друга, внешнее различие, расположенность на разных континентах - их объединяет одно: тесная связь городов с аграрным окружением. Второй этап - самостоятельное развитие городов, опирающееся на внутренние, собственно городские, процессы. Внутри городов происходило накопление технико-технологического потенциала. Город развивается как центр ремесленной деятельности, тесно связанный с обменно-торговой деятельностью. А вместе с тем он оказывает преобразующее влияние на округу, вызывая новые социокультурные процессы. Городское и пригородное пространство наполняется новыми смыслами, вырабатываются новый социальный и культурный исторический текст.

И третий этап - безудержный рост городов, буквально подминающий под себя почти все поселенческие структуры. Большинство населения планеты живет в городах. Города приобретают гигантские размеры, становятся мегаполисами.

Характерной особенностью урбанизации является активная деятельность человека по созданию городов, формированию урбанизационной среды и по организации новой городской социальной жизни. Урбанизация активно воздействует на все социальное пространство, выступая в роли средства преобразования жизни. Преобразованию подвергаются материальные субстраты географического пространства. Преобразуется и духовная сфера общества. Идеи и сложившиеся в городе формы общения, взаимодействия людей оказывают глубинное влияние на население округи.

Итак, урбанизация - продукт сложных преобразований, преобразований, «выводящих за рамки» определенного типа обществ на исторически новый уровень функционирования. Этот уровень, предполагающий новые принципы и формы организации жизнедеятельности нового урбанизированного общества, характеризует принципиально новое его состояние - состояние цивилизации.

Урбанология как понимание и исследование процессов формирования и существования городов». Урбанология – интегративная наука, изучающая проблемы городов и городских систем с самых разных сторон в их совокупности. Урбанология – слово, которое включает в себя латинские слова «urbs», «logos», - означает «наука о городе».

Урбанология является базовой наукой для исследования города от его генезиса и процесса функционирования до рассмотрения отдельных сторон городского организма, его влияния и взаимодействия с социальными, экономическими, политическими и другими общественными процессами. Город как объект исследования достоин комплексного изучения. Такой интегративной наукой может стать урбанология, которая должна обосновать и выявить сущностные характеристики, исторический смысл и природу города с общих методологических позиций. Реальные исторические процессы формирования феномена города необходимо проанализировать с обобщающих интегрирующих позиций. Город нужно изучать в горизонте не только ретроспективы, но и перспективы. В качестве фактора, создающего Новая научная дисциплина опирается на достижения урбанистики как свода описания городских процессов. Урбанология должна определить природу и характер системы расселения, рассмотреть города как отдельное специфическое явление в ряду подобных, подчеркивая при этом их своеобразие и единство сущностных характеристик. Закономерности развития городских процессов характеризуют не только сам город, как замкнутую на самой себе систему, они влияют и на процессы развития всего общества в целом, выступая его генераторами.

Во-первых, при таком подходе удастся рассмотреть на относительно замкнутом социально-географическом пространстве взаимодействие производства, науки, культуры, образа жизни. Во-вторых, внутри города можно отследить изменяемость, подвижность как геометрического, так и социального пространства, развитие городской среды. В-третьих, станет возможным рассмотрение городской динамики, в ее уникальности, своеобычности и силе  функциональных изменений, происходящих в городском организме. И, наконец, в-четвертых, этот подход позволяет рассмотреть развитие исторически сложившихся (или складывающихся) общностей самих городских сообществ и, в частности, городского человека как субъекта и объекта процесса урбанизации.

Урбанология - своеобразный интегратор научного анализа всего процесса урбанизации. Она должна включить в себя междисциплинарные исследования. Комплексное изучение важно для разработки общей теоретической основы процессов, как урбанизации, так и общественного прогресса в целом. Ведь именно в рамках города в относительно компактном географическом и социальном пространстве наиболее выпукло видны взаимосвязи и переплетения различных сторон развития общества, видов деятельности людей и их взаимодействия.

Социальная динамика общества проявляется, прежде всего, в городах. Горожанин, общность горожан, городское сообщество – особые характеристики человека и человеческого единения, особые объекты исследования. Урбанология особое внимание уделяет изучению взаимодействия человека и городской среды, которую он сам творит, изменяет и созидает.

Урбанология изучает город как социально-историческое явление, как самое полное проявление цивилизационного процесса с самых разных сторон в их совокупности, выделяя роль человека, ставя его в центр своих интересов.

Философско-антропологические основания исследования урбанизационных процессов. Философская антропология – это наука, целостно изучающая во взаимодействии с другими дисциплинами человека, его физическую и духовную жизнь в прошлом и настоящем, протекающую в условиях различных форм деятельности и пространственного расположения, в составе тех или иных социальных и этнических групп. Наиболее развернутая философско-антропологическая характеристика понимания человека в европейской философии принадлежит М. Шелеру, который отмечал, что существуют естественно-научная, философская и теологическая антропологии, которые не интересуются друг другом, единой же идеи человека у нас нет. Он определял философскую антропологию как философскую концепцию, которая охватывает человеческое бытие (существование) во всей его полноте, определяет место и отношение человека к миру. Философская антропология ставит и ищет ответы на вопросы общефилософского плана как, например, традиционный вопрос о том, что есть абсолютно сущее бытие, с точки зрения человека.

Х. Плеснер продолжил разработку философско-антропологического направления. Он предложил рассматривать человека как часть общей проблемы миросознания, поставив задачу постичь природную сферу человека, а не ограничиваться изучением его только в качестве субъекта духовного творчества и моральной ответственности.

М.Хайдеггер придал термину «Dasein» особый смысл для обозначения наличного бытия или существования вообще, соотнеся его с существованием человека, который как сущее  выделяется в ряду других сущих тем, что относится к своему бытию. Слово «Dasein» фиксирует не человека вообще, а спектр бытия, раскрывающийся в человеке. Указание «вот» (Da) на раскрытость предполагает отношение в смысле бытия, взятого как понимание. На этом пути, становится возможным, вернее, появляется возможность  продумать и существо самого человека в ориентации на бытийную раскрытость.

Следуя хайдеггеровской мысли о человеческом бытии-понимании, философская антропология открывает суть человека в его полифоничности. В философии, науке и, даже, в религии встречаются различные стороны понимания человека. Философия открывает трансцендентальные дискурсы о мире и человеке. Наука отыскивает объективные характеристики и значения. Религия обращается к сверхъестественному и сакральному. А повседневность, в которой растворен человек, выступает совокупностью обыденного опыта, традиций, предрассудков, предубеждений, заблуждений, отрывочных научных представлений и нравственно-правовых установлений. Все три позиции оказываются похожими, если не в содержательном, то в структурном отношении.

В книге «Философская антропология» Б.В. Марков дает отправную точку к рассмотрению проблемы человека как основополагающей для этого философского направления. «В философии и гуманитарных науках человек определяется как носитель разума, он принципиально отличается от животных своей разумностью, позволяющей сдерживать и контролировать телесные влечения и инстинкты… Люди буквально всему должны были научиться сами и все, что они умеют - это продукт культурного развития, воспитания и образования. Человеком не рождаются, а становятся». И можно продолжить эту мысль тем, что городским человеком, горожанином тоже становятся в процессе взаимодействия человека и городской среды.

Приложение проблематики философско-антропологического понимания человека к исследованию городского человека, конечно, представляет собой своего рода сужение проблемного поля. Но выбор такого объекта как город, представляющего собой тип исторического расселения людей и исторической организации общества, позволяет конкретизировать общефилософские и философско-антропологические  характеристики общего понимания человека.

Герменевтика городского пространства. Человек создает город и живет в этой созданной им городской урбанизированной среде. Он понимает сам город как модель мира, пытается постичь как город и мир в целом воздействует на человека. Мир, бытие человека в мире приобретает специфическую окраску, своеобразную призму.

Герменевтика как одно из направлений философской мысли может предложить некоторые подходы к пониманию и решению проблем взаимодействия человека и мира, и в частности, человека и урбанизационной (городской) среды. Герменевтика понимается как «раскрытие (прояснение) ранее скрытого». Это, во-первых, искусство понимания как постижения смысла и значений знаков, во-вторых, теория и общие правила интерпретации текстов, и, в-третьих, философское учение об онтологии понимания и эпистемологии интерпретации.

Центральным аспектом герменевтики Ф. Шлейермахера является идентификация исследователя текста с индивидуальным, уникальным содержанием духа («индивидуальностью»), скрывающегося за текстом, чтобы понимать автора даже лучше, чем он сам себя понимает. Основная проблема понимания связана с пространственной и временной дистанцией, разделяющей исследователя и объект. Герменевтика должна способствовать преодолению дистанции между ними.

В.Дильтей обратил внимание на то, что познающий субъект является историческим существом. Он сам творит историю, и сам ее пытается объяснить. Исходя из этой сращенности исторических событий и их понимания, он считает, что история  занимается теми взаимосвязями, которые могут быть пережиты индивидом. В самом же переживании нет различия между актом переживания и тем, что внутренне воспринимается, переживание является неразложимым далее бытием.

М. Хайдеггер в «Бытии и времени», развивая философскую герменевтику, стремился раскрыть смысл того сущего, которое есть мы сами - Dasein. Для обозначения обращающегося в мире Dasein Хайдеггер ввел понятие «бытия-в-мире» (In-der-Welt-sein). Бытийный модус растворения в мире сущностно обусловливает и феномен, отвечающий на вопрос о кто- Dasein. В данной связи обозначаются две структуры «Dasein: со-бытие (Mitsein) и со-присутствие (Mitdasein). В этом кто-способе бытия находит свое основание модус повседневного бытия самости. Другие, встреченные Dasein, всегда делят ним и между собой мир, и поэтому мир экзистенциально есть совместный мир. В этом совместном мире бытие Dasein есть событие с другими в модусах заботливости». Хайдеггер понимающе относится к миру, которое всегда есть бытие-в-мире.

Гадамер, высоко оценивая хайдеггеровскую позицию, считал, что именно она позволила отойти от жесткого историзма, благодаря его трансцендентальной интерпретации понимания проблема герменевтики приобрела универсальные очертания, даже приращение нового измерения, в философском развитии следует за его концепцией.

Традиционная герменевтика, прежде всего, была «искусством понимания», которое было занято интерпретацией текстов. Город и городское пространство в этом плане можно рассматривать как своего рода текст. Гадамер специально останавливается на понимании архитектуры. Он считает архитектуру самым благодатным материалом для рассмотрения проблем понимания. Герменевтика исследует мир в единстве понимания и интерпретации.

П. Рикер при дальнейшей разработке философской герменевтики выявил два способа ее обоснования путем обращения к феноменологии. Первый путь - это обращение к онтологии понимания (в соответствии с позициями Хайдеггера и Гадамера), рассмотрение понимания как не только способа познания, но как способа бытия. Второй путь - это онтология понимания в ее соотнесении с эпистемологией интерпретаций, исходящей из семантического, рефлективного и экзистенциалистского планов.

Проблемы герменевтики ставились и обсуждались в русской философии (Г.Г. Шпет, М.М. Бахтин, П.А. Флоренский, А.Ф. Лосев и др.) Сегодня герменевтика предстает как одна из фундаментальных форм осмысления человечеством духовного опыта, способа его бытия как понимания и постижения бытия.

Герменевтика - дисциплина, анализирующая процесс понимания в самом широком смысле слова. Понимание - проблема не только гносеологическая, но и онтологическая. Универсальный смысл понимания не может быть ни чисто объективным, ни чисто субъективным. Смысл всегда личностен. Именно человек создает смысл, акт придания смысла - есть всегда творчество, а творчество есть процесс создания и творения смыслов. Герменевтика расширяет возможности исследования город аи человека в нем.

Семиотический анализ символического пространства города». Наука о знаковых системах - это семиотика. Существует несколько подходов к ее определению. Идею семиотики высказал Ф. де Соссюр в «Трудах по языкознанию», как область знания, объектом которого является сфера знакового общения, как «науку, изучающую жизнь знаков в рамках жизни общества». Он определял знак как единство означаемого и означающего. Это единство тесно связано с проблемой понимания, а, следовательно, с ментальностью воспринимающего. Необходимо указать на трудности понимания и применения понятий «знак». Между объектами действительности и знаками, обозначающими эти объекты, существуют определенные отношения: отношения замещения, указания, воспроизведения. Эти разнообразные отношения предлагают, в свою очередь, целый спектр интерпретаций. С одной стороны знаки выступают как нечто пассивное, только фиксирующие те или иные объекты, а с другой как активное, побуждающее начало, воздействующее на предметы и на поведение людей.

В городах, особенно, в их архитектуре, мы сталкиваемся с подобного рода семиотическими эволюционными рядами: сменами архитектурных стилей, сохранением или, наоборот, перестройками имеющихся сооружений и т.п. В них можно наблюдать последовательность замещения одних объектов другими, при котором новые предметы и явления сохраняют старые названия и обозначения, наполняясь новым содержанием. Смена архитектурных стилей, развитие и смена утилитарных и символических предметов всей городской среды и повседневного обихода, социально-структурные изменения - все они сохраняют «семиотическую» историческую память: одни знаки и символы наполняются новым содержанием и смыслом, другие исчезают.

Наиболее близка к такому пониманию городских пространственных знаков и их интерпретации горожанином позиция У. Эко, изложенная им в книге «Отсутствующая структура. Введение в семиологию». Он считает, что «одной из областей, в которых семиология более всего востребована временем и жизнью, является архитектура. Именно в архитектурных сооружениях с наибольшей, возможно, силой воплощается противоречивость семиотики как организации жизненного пространства человека, культуры, и цивилизационного развития общества в целом».

Знаки и символы выступают не только отражением уже существующих объектов, они вместе с их осмыслением создают мир. Город и городское пространство предоставляют большие возможности для человека прочитывать его при помощи символов и знаков, и, в свою очередь, награждать такими символами и знаками городское пространство. Иконический знак (архитектурный, в том числе), не только информирует, но имеет предписывающую функцию.

У. Эко существенно расширил систему знаков-символов, введя понятия «код», «риторика» и «идеология», где два последних обозначают контекст, в котором существуют и взаимодействуют коды. Код понимается им как то, что задает и систему константных общезначимых значений, и систему локальных, частных значений (так называемых «лексикод»). Семиотика позволяет человеку маркировать городское пространство, окружающее его. Это семиотическое кодирование закрепляется в языковых знаках, в трансляции исторической памяти, а также в восприятии человеком настоящего, а также одновременно - будущего и прошлого.

В семиотических знаках города кодируется восприятие и понимание человеком окружающей его среды, придание ему определенных смыслов, различение собственного личного индивидуального пространства и его соотношение с пространством Другого, с пространством Всех, с объективированным пространством поселения. Потому-то для исследования города необходимо обращение к исследованию семиотического смысла городского пространства.

Цивилизационно-антропологическое значение городского пространства. Город выступает структурирующей формой по отношению к человеку. Городской человек создает пространственное устройство города и одновременно город формирует человека.

Городского человека можно рассматривать в нескольких плоскостях: 1) в пространственных характеристиках; 2) в функциональных характеристиках, которые, в свою очередь, включают в себя профессионально-производственные, управленческие, социально-стратификационные и этнические стороны; 3) в характеристиках социально-стратификационных групп: одни из  которых признаются полноправными горожанами, другим предписано проживание на особых городских территориях – гетто, а третьим – особой группы изгоев, которых в городе или вытесняют на социальную и пространственную обочину, или вообще изгоняют за черту города.

Рассмотрим пространственные характеристики. Но указать пространственное положение человека – недостаточно. В этом  пространстве человек должен быть укоренен. И эта укорененность человека в городе оформлена пространственно и социально. Пространственная укорененность выражается в том, что горожанин живет в искусственной среде: жилищах, общественных и производственных помещениях, архитектурно оформленном пространстве города. Социальная укорененность выражается в социальных процедурах легитимации и общежития.

Человек городской во многом – обособленная личность, самостоятельно делающая выбор рода и вида своего занятия, способа добычи своего хлеба насущного, этических норм поведения, убранства жилища и типа одежды. Городской человек живет бок о бок с людьми, с которыми у него нет кровнородственных связей, но есть и формируются отношения соседства. Сосед – человек, с которым при всей близости и тесноте необходимо научиться соблюдать определенную социальную дистанцию, не вмешиваясь в его личную жизнь и не допуская его слишком близко в свою собственную. Эти отношения регулирует этикет, и более жестко - закон.

Новые функции возникают у человека в городе в связи с переустройством всей жизни. Характерно, что человек от раннего синкретизма функций в архаичном обществе («и швец, и жнец, и на дуде игрец») в городе переходит к полифункциональности: разделяются функции производителя и потребителя, продавца и покупателя, оратора и слушателя, священнослужителя и паствы, актера и зрителя и учителя и ученика, руководителя и подчиненного и т.п.

На это опирается социально-стратификационная характеристика. Социально-стратификационные различия наиболее ярко выражаются в различении и противостоянии социально-производственных функций и социальных ролей у городского человека. Например, формируются роли человека - собственника средств производства и человека, лишенного их.

В городе закладываются начала государства, как структуры управления и взаимодействия людей, опирающейся на безличный закон, игнорирующей личные и кровнородственные отношения, предъявляющей ко всем гражданам одинаковые требования и наделяющей всех равными правами и обязанностями. А вместе с тем выделяются люди (функционеры) выполняющие управленческие функции, надзирающие за правильностью следования нормам и наказывающие за их искажение и нарушение.

Еще одна социальная сепарация поджидает человека в городе – эта смешение и различение племен, рас и народов. В одних случаях межэтническое противостояние сглаживается юридическими актами, провозглашающими равенство горожан (граждан) независимое от происхождения, расовой или социальной принадлежности. В другом - этнической или профессиональной группе предписывается изоляционная мера - проживание в особых районах города (гетто и т.п.). В то же время из-за тесного соприкосновения с людьми других этносов каждый горожанин осознает свою этническую принадлежность и одновременно научается жить в полиэтническом мире.

Через своеобразные исторические «вызовы» город предъявляет новые требования к человеку и заодно создает социальные институты, через которые человек реализует эти «социальные вызовы и заказы» города и развивающегося общества. Таким ответом на «вызов» является создание письменности. Школа, образование в целом становится одним из действенных факторов социально-стратификационного расслоения общества и его закрепления. Грамотность становится маркером человека городского. А, вторгшись в область религиозной идеологии, письменность становится одним из условий и оснований для формирования монотеистического мировоззрения, новой системы передачи и сохранения принципов веры.

Вообще письменность и анонимность городского общения создают возможность «социального блефа», возможности имитировать того или иного городского персонажа. Становится возможным подделки не только возраста, но и пола.

Итак, в городе формируется особый тип человека – горожанин, обладающий рядом своеобразных характеристик, диктуемых своеобразием его пространственного положения, выполняемых функций. В городе появляется новый человек – человек городской, - имеющий собственные телесные, ментальные и социальные характеристики и особый образ жизни, выполняющий различные функции, и, в свою очередь, формирующий собственную оригинальную, непохожую на деревенскую или природную новую среду своего обитания - город.

Телесность городского человека». В городе другой становится телесная структура человека, его телесность, его габитус. У городского человека и телесность искусственная по сравнению с габитусом деревенского человека. Город предъявляет человеку свои требования и правила, которым тот должен неукоснительно следовать, чтобы вписаться в городскую машину как производственную, так и обыденно-бытовую. Каким должно быть тело городского человека? По мнению Б.В. Маркова - «тело это не организм, а такое же порождение цивилизации, как и все то, что создано человеком. Оно является символической системой и при этом совершенной и экономичной машиной, в которой используются преобразованные природные или искусственно выращенные и протезированные обществом органы. Поверхность тела испещрена культурными знаками, а его внутренние управляющие структуры - душа и разум используются как носители и исполнители общественных означающих. При этом жилище, предприятие, школа, рынок и церковь представляют собой дисциплинарные пространства производства человеческого».

В городских условиях таким формообразующим условием выступает, в первую очередь производство. Производственный цикл в городских условиях преодолевает сезонную цикличность. Вместе с новым циклом работы изменяется психика и телесность рабочего человека. Он приспосабливается к производственным операциям, приучается к выполнению частичных операций по созданию продукта. В городе к его телу предъявляются другие требования, и он в соответствии с этими новыми требованиями изменяет свою телесную структуру.

У городского человека другой уровень сознания, структура и характер отношений к миру вещей. Одежда становится не только утилитарным элементом, но и символическим знаком внутреннего изменения человека. «Человек, выступающий в определенной общественной роли, например, в роли жреца, вождя, судьи, облачаясь в свою символическую одежду, надевая на себя соответствующие атрибуты (например, судейскую цепь, священное облачение, парадный мундир), окруженный предметными проводниками (обстановка храма, судебного зала, парламента), часто совершенно трансформируется и перестает походить на самого себя, каким он бывает в частной жизни, вне этих атрибутов», - замечал П.А. Сорокин. Примерами такой практики являются армия и образовательные учреждения, в которых происходит создание новой телесности.

Религиозная идеология, начиная с первобытных верований, также заботится о теле человека и формирует его. Христианство может привести впечатляющие примеры. Буддизм также обучал людей формировать свое тело, обуздывать гордыню. В буддийской иконографии и идеологии те или иные качества людей воплощаются в образах различных животных.

В связи с новым пониманием телесности в городе начинает развиваться система медицинской помощи, открываются больницы, госпитали, т.е. больное тело помещается в особое пространство. Причины этого были различными. Одна - это возможности квалифицированной медицинской помощи, другая - теснота городского жилья, невозможность предоставить больному необходимые условия и уход дома. Тело человека признается больным или здоровым в зависимости от того, признает или нет его таковым медицина. Так что вопрос о телесном здоровье человека выносится за пределы его собственной компетенции и решается посторонними людьми, медицинскими специалистами.

Подобно тому, как первобытное общество создает человека своего общества, нанося несмываемые знаки на его тело и душу, так и город воздействует на горожанина. Городской человек формирует свою внешность (одежда, прическа, борода, косметика), поведение (соблюдает нормы и правила общежития) и общение (безличность, отстраненность от Чужого, Другого, предоставление свободы другому до определенных пределов, отстаивание своих прав, одиночество, социальный «аутизм») по нормам и требованиям городского общества. Город воздействует на тело человека как дисциплинирующее пространство. Изменения происходят во всех областях проявления человеческой телесности: питание, забота о здоровье и образовании, продолжительность жизни, и даже сама смерть.

Городской менталитет. Менталитет горожан представляет собой общественное сознание и социально-психологическое осознание особой общности людей, объединенных пространственно, социально-исторически и экономически организованных в городе. Так что ментальность городского человека - это выражение особенного его состояния, переживание и самооценка его деятельности и связей, а также часть менталитета всего общества в ту или иную эпоху. Понятие менталитета включает в себя: 1)мировоззрение как целостное представление о мире, природе и человеке, 2)внутренние психологические установки людей, готовность их к восприятию каких-либо идей или их защиты, система чувств и переживаний. Эта сложная совокупность сознательного и бессознательного оказывает глубокое влияние на всю систему установок, восприятия, оценивания окружающего, самосознания, самоидентификации человека и выбор им своего поведения.

Ментальность городского человека можно очертить как бы тремя кругами. В одном из них – ментальность отдельного горожанина, во втором – ментальность, которая продиктована  взаимоотношениями «человек – человек», «Я – Другой», а в третьем круге можно рассмотреть взаимодействие «человек – общество или общественные институты». 1)Ментальность отдельного человека проявляется в том, что индивид осознает себя горожанином. Т.е. в первую очередь он подчеркивает свое пространственное местоположение как составную часть более крупного единения – города. Называя себя москвичом, ньюйоркцем или петербуржцем, горожанин подразумевает какие-то черты и качества, характеризующего родной город, а вместе с ним и его самого. 2)Вместо отношений близких людей - родственников, друзей и т.п. оформляются довольно безличные отношения – соседей, «Я - Другой», «Я - Мы», «Другой - Другой» и т.д. Усваивается и оформляется противоречивая культура социальной общности, где каждый человек довольно автономен, и в то же время он тесно связан с другими. 3)Городской человек вступает в экономические, политические и правовые отношения с другими людьми и с городом. У человека здесь вырабатывается «социальный отклик», он принимает, отвергает, или остается индифферентным к их воздействию. Горожанин ощущает свою близость к власти, если даже он не включен в систему властных отношений.

Отношение к труду в городских условиях тоже изменяется. Труд включается в ментальность горожанина как необходимая составная часть его жизнедеятельности.

Город представляет собой настоящий полиэтнический тигель. Горожанин осознает свою этническую принадлежность, противопоставляя себя представителям других этносов. Одновременно вырабатываются нормы сотрудничества с другими горожанами и чувство единства, как жителей одного города.

Противоречивый характер городских условий находит свое выражение в том, что город одновременно способствуют и веротерпимости и религиозной нетерпимости. Нередко социальное напряжение, социальное противостояние принимают форму религиозно окрашенного конфликта, сопровождаемого буйством толпы, человеческими жертвами, социальными и экономическими потрясениями. Господство монотеизма в умах и деятельности людей не всегда разрешает социальное напряжение. В его рамках иногда еще более ужесточаются социальные нравы и осуществляются преследования по религиозным мотивам.

Ментальность городского человека есть часть менталитета общества, всего общественного сознания. В ментальности каждого отдельного человека могут существовать отдельные части менталитета общества, или даже их искаженные представления, однако каждый человек, в конечном итоге, принимает его, опирается на общественный менталитет или отталкивает, вступая с ним в конфронтацию. Ментальность городского человека формируется и сохраняется, транслируется из поколения в  поколение, который передается и поддерживается через механизмы массового сознания и различные (например, правовые, образовательные, религиозные) процедуры и институты.

Образ жизни городского человека. В качестве объекта такого исследования может выступить не только отдельный индивид, но и сообщества людей, группы и общество в целом. Образ жизни, во многом определяется условиями, средой как своего рода метасистемой, основополагающим компонентом которой в нашем исследовании выступает город. Жизнедеятельность человека определяется действиями людей по удовлетворению их жизненных потребностей. В свою очередь, потребности разделяются на две мощные ветви биофизическую (витальную, жизнеподдерживающую) и социальную (социокультурную).

Образ жизни - сложное понятие, общесоциологическая категория, которая применима для характеристики совокупности конкретных форм жизнедеятельности людей во всех сферах общественной жизни, протекающих и взаимодействующих в природных и социальных условиях, способ удовлетворения потребностей людей в существующих природных и социальных условиях. Основных черт труда, быта представителей определенной социальной группы общества или этногеографической группы.

В городе удовлетворение почти всех потребностей (и биологических, и социальных) связано с условиями жизни, диктуемыми городской средой, в которой создается дополнительная, надприродная, искусственная система. Эта система в свою очередь диктует новые потребности, и человек изыскивает возможности для их удовлетворения, создавая не только новые товары, но и новые коммуникационные пути.

Для городского образа жизни характерно расчленение видов деятельности вместе с разделением пространства. Сама человеческая деятельность расчленяется по функциям, причем не только на крупные составные части (производство, быт и домашнее хозяйство, системы образования, здравоохранения, досуга, идеологии, коммуникаций и пр.), но и внутри них (внутри производства на отдельные операции, инженерно-коммуникативное обеспечение бытовой сферы, по формам и видам образования, формам медицинского обслуживания и т.д.).

Горожанину предлагается широкий выбор видов производственной деятельности. Для городского образа жизни характерно разделение трудовых операций на составные технологические части, связи между которыми осуществляются на основе товарно-денежных отношений. Трудовая деятельность именно в городе приобрела товарно-экономический характер. Она во многом определяет и диктует характеристики других сторон городского образа жизни.

Разделяются, фактически, исключая и в то же время предполагая друг друга, - пространства рабочее и жилища, развлечений и досуга и т.п. Жилище становится принципиально иным. Для городского жилища характерна скученность, теснота.

Кроме того, изменяется временная зависимость жизнедеятельности человека в городе. Горожанин подчиняется прямолинейному стадиальному движению времени, искусственно разделенному на время труда, досуга, отдыха и т.п., вместо природного круговорота времени и естественной смены видов деятельности.

Развитие экономической сферы образа жизни горожан переживает ряд метаморфоз, охватывает все стороны жизни горожанина и оказывает влияние на пространственную среду города, принципы градостроительства, архитектуры. Пространство города получает собственное своеобразное семиотическое значение и пространственную организацию.

Итак, образ жизни - важная многомерная категория, характеризующая разнообразные проявления жизнедеятельности человека в различных условиях. Городской образ жизни - характеристика жизнедеятельности горожанина. В нем находит свое отражение. своеобразие сфер деятельности горожан (производственной, семейно-бытовой, культурной, коммуникационной и других), определяемое городскими условиями (физическим пространством, управленческой структурой, социальной организацией и др.), В нем выражаются формы жизнедеятельности, как всего городского сообщества, так и социальных групп, возникающих и существующих в городе, а вместе с тем и каждого отдельного индивида.

Физико-географическое пространство города. Город выступает организацией внешнего (по отношению к городу) и его внутренней пространственных структур. Город представляет собой соединение двух сторон пространства – внешней, объективной, географической, природной, независящей от человека, и внутренней, рукотворной, созданной человеком, архитектурной, организованной по законам не только целесообразности, но и красоты.

Город выступает формой упорядочивания мира, выражением соотношения человека и мира, соотнесением обжитого человеком пространства с мировым пространством, дает ему культурные координаты («обитаемое и необитаемое», «далекое и близкое», «около, вне, внутри» и т.п.). Внутреннее пространство города, организованное, обозначенное улицами, площадями, домами и другими сооружениями, структурирует не только само себя, но и создает особую городскую мультикультурную атмосферу, диктует род занятий людей, тип их общения между собой, образ жизни.

При создании города на первый план выдвигается воля человека – архитектора и проектировщика. В архитектуре города, в его планировании мы сразу наталкиваемся на причудливое сплетение необходимости учитывать физическое пространство города (его ландшафтное местоположение, географические, климатические, пространственные особенности) с одновременным его ментальным пониманием (назначением, смысловым значением как отдельных объектов, сооружений, зданий, их взаимным расположением, так и их общей совокупностью), с тем как город понимается, воспринимается и рассматривается человеком.

Внутреннее пространство города организуют архитектурные сооружения, расставляя своего рода маркеры городского пространства, размечая его, диктуя взаимный «знаковый вес» отдельных сооружений, частей города и города в целом. Человек одновременно и диктует этот своеобразный архитектурный «текст» и прочитывает его.

Основные различия в городской планировке в какой-то степени исторически обусловлены: прямоугольно-решетчатая, линейно-лучевая и радиально-концентрическая. Особенно ярко эти различия проявляются в развитии средневековых европейских городов. Прямоугольная структура пересекающихся улиц восходят своими корнями к античным временам, позднеримскому «сите». Линейно-лучевая структура представляет собой вариацию прямоугольной, только улицы расходятся от одного центра лучами. Радиально-концентрическая планировка указывает на своего рода иерархию организации пространства по значению (тогда в центре располагается главное административное здание, религиозный центр, жилище правителя), или же по времени сооружения (тогда в центре самые старые здания). Такая планировка характерна для «стихийного» города, в отличие от основанного по плану. В то же время более жесткая упорядоченная структура прямоугольной или лучевой планировки наводит на мысль о более жесткой социально-политической организации общества, нежели радиальная. Так пространство приобретает дисциплинирующие свойства, диктует формы поведения человеку.

Итак, город представляет собой особую структурирующую организацию физического и географического пространства, деформирующую природную пространственную структуру и создающую свою собственную – внешнюю и внутреннюю. Город с самого своего первого появления разрушает ландшафт, внося изменения в его природную структуру. Он обладает собственным физическим пространством, выступает самостоятельным географическим объектом, влияет на окружающее географическое пространство, вовлекая его в разнообразные взаимосвязи. Внутреннее пространство города можно воспринимать и как физико-географическое, и как антропологическое, организованное человеком, сообразуясь с его потребностями. Антропологический характер пространства города проявляется в его внутренней организации, направленной на удовлетворение потребностей человека: жилище, безопасности, общения, управления, обеспечение продовольствием и водой, санитарно-гигиенических требований, и, сугубо человеческой потребности, - эстетической. Как физико-географическое пространство город проявляется в его приспособленности к природным условиям: климату, рельефу, местности, растительности, строительным материалам, привлекаемым в качестве материала, создающем пространство города, его здания и собственную городскую телесность.

Обе стороны, характеризующие физико-географическое пространство города, тесно переплетаются между собой, постепенно формируют облик города, диктующий его сходство и единство с другими городами и резко отличающие один город от другого, придающие тому или иному город неповторимый облик и семиотическое значение.

Социальная стратификация населения в пространственной организации города. Формирование социальной структуры городского населения – процесс во многом противоречивый и многозначный, тесно связанный с системой расселения людей. В городе проявляется явное неравенство, не замутненные родовой символикой уравнительного единства, и в этом плане, возникают «чистые» социальные группы, различающиеся по уровню экономического и социального «веса», потребления, круга общения, районам расселения. И отношения вне групп, отношения между группами также закрепляли и провоцировали социальное расслоение в социально-психологическом и физическом пространстве.

Потому-то социально-стратификационная структура населения - одна из главных характеристик города в его динамике и статике. Рост населения, изменения его социально-экономических и ментальных сторон, диктуют изменения форм расселения, взаимодействия и взаимовлияния. Эти процессы находят свое выражение как в физическом времени и пространстве, так и в социальном времени и пространстве.

Цивилизационное развитие общества неизбежно приводит к социальному неравенству. Социальная стратификация общества – это естественно-историческая линия развития общества. Неравенство проявляется буквально во всем. Но психологически люди воспринимают его как несправедливость и чаще всего ненавидят от всей души невидимые, но непреодолимые (по крайней мере, трудно преодолимые) социальные границы. Стремление к равенству, к стиранию стратификационных различий часто приводят к новому неравенству.

Город как выразитель новой формы поселения сам навязывает новую пространственную организацию расселения своего населения, изменения как количественного, так и качественного его состава.

Совершено особое место занимали в организации городской жизни новые институты управления, связанные с собственно городскими структурами деятельности, в частности с административным управлением, решением проблем распределения продукта и средств производства и т.д. Они обеспечивают зарождающиеся городские отношения и новые социальные связи. С одной стороны они выполняют новые, содержательные функции. С другой - они часто сохраняют старую форму организации, опираясь на традиции и обычаи. Долгое время внутри системы правового регулирования сохраняют старые оболочки первобытно-общинных отношений.

Для определения места человека в социально-стратификационной структуре общества существует целая гамма показателей - экономических, политических, психологических, явных и скрытых знаков, символов и понятий, отражающихся в системах расселения. Кажется, что люди, выбирая место жительства и район проживания или отдыха, тип жилища, следуют за переменчивой модой, но сама мода выступает здесь социальным индикатором пространственной организации общества.

Христианский храм, особенно в средневековом городе, выполняет не только религиозные и нравственно-нормативные функции. Храм играет роль легитимирующего органа, он придает законность актам гражданского состояния, фиксирует гражданство людей, их единство в социальном и правовом пространстве, их единые права и обязанности, влияет на социальное положение человека и его социальный «вес».

Социальное расслоение четко прослеживается в пространственном расположении самих зданий, где живут люди и в качестве помещений. Высокое социальное положение подчеркивалось роскошными дворцами, которые наиболее полно выражали социальную дифференциацию городского общества. Жилища людей всегда являются важными составляющими внутреннего городского пространства и говорящими характеристиками социального положения жителей. Жилище - это место, где человек живет, место, где человек приклоняет голову на ночь, и в то же время символический знак его социального статуса, закрепленный местом проживания, характером жилища, его внутренним убранством, набором и назначением предметов домашнего обихода. Строительство дворцов закрепляло социальное неравенство не только в социальном пространстве, но и геометрическом.

С увеличением числа городов и с ростом городского населения все более обостряется проблема жилья. Проектирование жилья, как деятельность и особая сфера ментальности, опирается на некоторые общетеоретические воззрения, своеобразную философию строительства. Жилье должно быть демократичным, т.е. доступным для многих. Оно должно предоставлять достаточный уровень комфорта и безопасности.

Справедливости ради надо добавить, что городские власти всегда стремились упорядочить места проживания по разным основаниям, не только этническим. Предписывалось расположение вредных, загрязняющих или шумных производств, людей некоторых профессий (женщины легкого поведения в так называемых «кварталах любви», военные в казармах, монахи в монастырях, палач жил за городом и т.п.). Город представляет собой новую пространственную структуру, пространство новой жизни, более цивилизованной и более жестко организованной, нежели сельская община.

Таким образом, город является создателем нового типа пространства - социального, где люди не только живут и занимаются разнообразной деятельностью, но создают новый тип отношений, новую многогранную структуру общества, основанную на осознании глубоких различий и противоречий между ними, социальных, политических, экономических и этнических неравновесий. Эти новые отношения выражаются в системе расселения внутри города, создают новую топографию города и общества в целом, отражающую разнообразные социальные различия и противостояния между отдельными людьми и между сообществами, а также их сотрудничество в рамках единого городского пространства.

Ментальная картина города является выражением представлений о пространственной организации и особой собственной атмосфере города. И хотя это понятие наполнено субъективным содержанием, которое как будто не к лицу такому объекту как город, тем не менее, обратимся к тому, что можно назвать «ментальностью города». Ментальность города зависит от того, какое содержание и значение вкладывают горожане в город, а также от того, какой внутренний знаковый заряд несет в себе сам город, как его семиотическое содержание воспринимается и интерпретируется горожанами.

Ментальность горожан сказывается на его обороноспособности, устройстве города, его независимости, могуществе, богатстве, красоте, уникальности. Городской патриотизм, готовность к защите своего города от нашествия врагов, гордость за свой город, забота о престиже родного города, понимание города как «своего, одного, любимого, самого красивого» - эти представления носят как бы эфемерный нематериальный характер, но в свою очередь оказывают большое влияние на поведение горожан, а через них на облик города.

Начиная со стены, кругом охватывающей городскую территорию, мы сталкиваемся с многозначностью содержания и понимания города. Стена, как один из важных (но не обязательных) показателей города, восходит к понятию магического круга, круга, защищающего не только от географического земного пространства, как чужого, но и от сверхъестественного, неогражденного, чуждого, угрожающего, неосвоенного, неокультуренного.

В городе создается своего рода модель космоса - собственный микрокосмос. На буддийской иконе-танка это сочетание носит название «мандала» и символизирует магическое воплощение порядка мироздания. Квадрат обозначает земное, человеческое (человека и его «несовершенное» угловатое жилище), а круг означает небесное, божественное (небо как «совершенное», завершенное, всеохватывающее). Фактически, в мандале находит отражение соотношение любого человеческого жилья и мира. Уже кочевник или воин, разбивая свою стоянку, следует этой изначальной планировке. Круг, несущий магическую нагрузку, одновременно самое экономное размещение защитных средств, ограждает от сверхъестественных враждебных сил и позволяет оптимально расставить защитные средства (повозки, например). Городская территория, охваченная  стеной, семиотически воспроизводит ту же картину мироздания.

Чем больше становится город, тем труднее горожанину охватить его одним взором. Для ориентации в городе у него обычно создается особая карта, которая как бы открывается его внутреннему взгляду. Это ментальная карта города. Она может ни во всем совпадать с общей ментальной картиной города, с физическим пространством, ибо фиксирует только те участки города, которые человек считает значимыми для себя. Иногда это доведенная до автоматизма дорога, обыденное передвижение от одной точки города до другой, иногда – отмечаемая несколькими яркими, позитивно или негативно окрашенными в психологическом плане ориентирами, схема пространства. Ментальная карта «прочитывает» городскую среду, наделяя ее дополнительными знаками: ориентировочными, ценностными, эстетическими, личностными и т.п. Ментальная карта - не простой слепок действительности, это комплекс представлений человека, расставляющего координаты среды. В них даже могут быть вплетены звуки или запахи.

Но вместе с тем, ментальные карты, будучи наполнены личностным восприятием, личным опытом и переживаниями, тем не менее, согласуются с объективной картографией. Это становится возможным с усвоением общепринятых систем координат: стран света, общезначимых объектов, в роли которых выступают архитектурные доминанты, которые своей выразительностью образуют каркас общей ментальной картины. Вместе с ориентацией по странам света они служат основой для единения множества представлений людей, придают им общую основу.

Для ментальной  оценки важным является  восприятие частей городского пространства через иерархическое ранжирование - «выше», «ниже». Недаром таково ранжирование частей города на разных континентах и в разные времена. Центр человек оценивает как «выше», а периферию как «ниже». Такое понимание тесно связано с эгоцентрическим началом психологического восприятия, а также зачастую диктуется особенностями самой городской среды. В центре бывают сосредоточены не только высокие (в смысле этажности, высоты) здания - управленческие, идеологические, досуговые, но и наделенными «высокими» функциями учреждения (дворец властей, религиозные храмы, театр, желательно, оперный и т.п.) Потому и в представлениях горожан эти объекты наделяется высокой оценкой.

Наделяя пространственные характеристики знаковыми формулами, их дополняют религиозными оценками-противопоставлениями. Такие оценки распространяются также за пределы объективной действительности. Тогда и пространство города наполняется ментальным переживанием религиозно-этического толка.

Вообще позитивная ментальная характеристика пространства связана со знакомой средой. Родной город наделяется повышенными эстетическими, этическими и т.п. характеристиками (например, чувством безопасности, что не всегда соответствует действительности). На объективные качества и свойства «своего» пространства у человека накладываются эмоции, переживания и чувства, вызванные его частной жизнью (окружение родных и близких, положительно окрашенные воспоминания, дружба со сверстниками и пр.). Человек наделяет городское пространство антропоморфными, даже психологическими метафорами. В его представлении родной город ему «улыбается», «грустит о нем», «радуется встрече», «спит спокойно» и т.п. Связано, видимо, это с тем, что человек начинает воспринимать городскую среду как часть самого себя, осознает город в качестве «своего», «родного», «любимого».

В незнакомом городе восприятие человека может быть ярче, он рассматривает архитектуру, принимает или отвергает их внешние характеристики, видит и отмечает горожан. Иногда в незнакомом «чужом» городе трудности ориентации, незнание значимых ориентиров человек интерпретирует как «враждебность».

Развитию интереса к окружающей среде способствует сама организация  пространства. Чем более она соразмерна человеку, тем более он готов воспринимать людей и сооружения, любоваться ими, чувствовать себя рядом с ними комфортно. И в то же время отсутствие новых впечатлений приглушает положительное восприятие среды, она начинает утомлять своей безликостью, однообразием, наступает информационное пресыщение, «усталость» и на этом фоне психологическое напряжение, то, что можно бы назвать своеобразным «городским сомнамбулизмом».

Итак, ментальную картину города можно представить в виде особой внутренней карты, на которой обозначены знаки и символы, значимые для людей. Отдельные части города ранжируются как места благочестивые или нечестивые, нижние и верхние, лучшие и худшие и пр. Социально-стратификационная структура населения города отражается в пространственной организации. И, наконец, в пространстве города как нигде более выражено противоречивое соединение тесноты межличностных контактов горожан и в то же время глубокое их одиночество. Все эти стороны отражаются как в самой пространственной структуре города, так и в представлениях о ней. Ментальная картина города – это его особая атмосфера, наполненная теми смыслами, которые содержит сам город, и теми значениями, которые придает городу и его частям человек. Значения могут носить надличностный, официальный (религиозный и административный центр, удобное географическое положение, хорошо укрепленная крепость и т.п.) или глубоко личностный характер (любимый город, родной, памятный каким-либо значимым событием). Психологическая оценка и восприятие городской среды задается самим человеком и выражается в содержании ментальной картины города, которое с течением времени может изменяться.